14:00 

Цикл «lily of the valley & self-loving asura»: Часть вторая.

С Днем Рождения, Гаара :heart:



Ноябрьские Хроники.

Персонажи: Рин, Гаара, Короби, Яоки и прочие
Таймлайн: после блока 04. sirin - birds of tokyo, до блока 05. little bird - the weepies в первой части
Ссылка на скачивание: тут

01. nascence - austin wintory | intro theme

– Рин, у меня к тебе разговор.
Она вздрогнула и подняла от книги настороженный взгляд. Дед редко заходил к ней в комнату и никогда – без весомого повода.
– Да, дедушка?
Шумно выдохнув, он уселся на кровать и стиснул руки перед собой.
– Слушай меня внимательно и не перебивай. Мы тут с Юри кое-что обсудили и сошлись на том, что тебе нужно пойти в отпуск.
Рин издала неопределенный звук, похожий одновременно на ошарашенный выдох и скептическое хмыканье, но оставила комментарии на потом. Дед косо посмотрел на нее, но продолжил:
– Мы видим, что тебе тяжело сидеть на одном месте, особенно после кочевой жизни, которую ты вела до того, как сюда попала. Это нам, старикам, хорошо – уже нагулялись и натешились всласть – а молодым постоянно нужны свежие впечатления. Вот и посмотришь на мир, развеешься и вернешься обратно – трудиться на благо деревни.
– Посмотрю на мир? – не удержалась Рин и тут же прикусила язык, но дед, кажется, не был против этого вопроса.
– Проведаешь наших родственников в стране Рек. Путь туда неблизкий, а для одиноких девушек еще и опасный, так что мы наняли тебе сопровождение.
– Дедушка, но как же…
– Не спорь! – прикрикнул он, но глаза у него улыбались. – Сейчас расскажу, куда идти, а потом марш собираться! Шиноби подойдут через несколько часов.
Всполошившись, Рин вскочила со стула.
– Почему ты раньше ничего не сказал?!
– Потому что это был сюрприз! Не паникуй, рюкзак мы собрали заранее. Тебе осталось только все проверить и что-нибудь добавить, если необходимо. А теперь запоминай, что скажу про дорогу...
Рин чудилось, что она спит и видит прекрасный сон. Ее отпускают из деревни! Она снова отправится путешествовать! Пусть и с охранниками, но все равно…
Убедившись, что Рин вызубрила все инструкции, дед вручил ей письмо для родственников, жестом фокусника выудил плотно набитый рюкзак из-под кровати и удалился, усмехаясь в бороду.
Радость Рин длилась недолго. Она с детства путешествовала вместе с мамой, и теперь ей остро не хватало ехидных комментариев и громкого смеха, которыми всегда сопровождались сборы в дорогу,
Рин тряхнула головой и сердито уставилась на рюкзак, как будто это он был виноват в том, что у нее испортилось настроение.
До недавнего времени отец ходил с этим рюкзаком на миссии за пределы деревни…
– Да что ж такое!
Рин быстро заморгала и сглотнула комок, подкативший к горлу.
Хоть бы этот визит к родственникам и вправду помог ей развеяться.

Рин одолевал непонятный мандраж. Еще бабушка, как назло, напоила ее каким-то бодрящим травяным отваром, из-за которого у нее участилось сердцебиение, так что конец вечера она встретила с шальной головой и вымотанными нервами.
Резкая трель звонка, разнесшаяся по дому, неожиданно помогла Рин слегка расслабиться, и она, подхватив рюкзак, устремилась на выход.
Выйдя на улицу, Рин слегка прищурилась, пытаясь разглядеть шиноби в тусклом свете фонарей. Двоих молодых парней она видела впервые… а третьим оказался Гаара.
У Рин против воли изумленно поднялись брови. Конечно, он полноценный шиноби Сунагакурэ, но вероятность того, что ему поручат такую незначительную миссию, была крайне мала. Что-то тут не так…
- Рин, ты опять о манерах забыла?! – возмутился дед, возникнув на пороге и отвесив ей подзатыльник. – Простите ее, пожалуйста, Гаара-сама.
- Прошу прощения, – подхватила Рин, виновато склонив голову, - я совсем не ожидала вас увидеть, Гаара-сама. Для меня это большая честь!..
Он едва заметно нахмурился и одарил ее непонятным взглядом.
- Здравствуй, Рин.
- Здравствуйте.
Она вопросительно посмотрела на незнакомых шиноби.
- Яоки.
- Короби.
Коротко представились они и снова как воды в рот набрали. Очевидно, Гаара в их команде был главным и говорил за всех.
- Приятно познакомиться, - вежливо улыбнулась Рин, - думаю, мое имя вы уже знаете…
- Вверяю мою внучку вашим заботам, Гаара-сама, - вмешался дед.
Рин неожиданно бросило в жар. Как-то уж очень двусмысленно это прозвучало.
- Конечно. Ты готова, Рин?
Флегматичному спокойствию Гаары мог позавидовать любой удав.
Она вздохнула, отгоняя от себя дурацкие мысли.
- Да. Пока, дедушка.
- До свидания, Рин.
Надев рюкзак, она целенаправленно двинулась к выходу из деревни. С дядей и бабушкой она попрощалась еще днем, так что ее здесь больше ничего не держало.
Шиноби ненавязчиво пристроились шагать по бокам от нее. Гаара шел справа, чуть впереди. Наверное, любой другой житель деревни, пришел бы в ужас от такой компании. Искоса глянув на него, Рин чуть не споткнулась, но вовремя выровнялась. На лицо выползла смущенная, но донельзя довольная улыбка.
Как же ей повезло.

Выйдя из ущелья, Рин ненадолго остановилась и вдохнула полной грудью. Ночной воздух приятно освежал и дарил ей ощущение свободы, казалось, впервые за прошедшие несколько месяцев.
- Я не очень хорошо знаю местность, – призналась она, неловко переступив с ноги на ногу, – так что надеюсь на вас.
- Понял, - Гаара бесстрастно повернулся к своим подчиненным. – Короби, вперед.
- Слушаюсь. Идите за мной, Рин-сан.
Рин кивнула и двинулась вслед за ним. Гаара и Яоки снова заняли позиции по обеим сторонам от нее, но в этот раз шли чуть позади.
Сначала такое построение несколько раздражало Рин. Однако вскоре ее мнение изменилось.
Короби насторожился, когда неподалеку что подозрительно зашелестело, и взял левее. Рин заметила, как Гаара, не сбавляя шага, повел рукой и через несколько мгновений часть песка, лежащего вокруг, взметнулась в воздух. Шум в стороне усилился. Там тяжело ворочалось, скрипело и щелкало что-то большое и явно недружелюбное. Гаара сжал кулак, и с громким хрустом все стихло.
- Что это было? – Рин прищурилась, тщетно вглядываясь в темноту.
- Скорпион, - ответил Яоки и ненавязчиво подтолкнул ее вперед, намекая, что здесь не стоит задерживаться.
Рин ошарашенно моргнула. Она и не знала, что тут водятся гигантские скорпионы. В деревню, по понятным причинам, такие не забредали, а когда отец первый и последний раз вел ее по пустыне, ничего подобного им не встречалось. Хотя тогда она мало обращала внимание на окружающий мир после пережитого потрясения.
Рин тряхнула головой, отгоняя непрошеные мысли, и сосредоточилась на ходьбе. Было не так-то просто приноровиться к передвижению по сыпучей поверхности, но походные навыки, въевшиеся в тело за годы путешествий, подсказали ей, что делать. Дыхание Рин выровнялось, и теперь она ступала легче и осторожнее.
Поправив лямки рюкзака, она взглянула на своих спутников. Все трое скользили рядом молчаливыми тенями. На миг ей почудилось, что она видит воплощение духа пустыни с двумя стражами, вечно странствующего под звездным небом. Песок танцевал в воздухе, окружая Гаару тонкой взвесью, посверкивающей в лунном свете, ластился к его ногам и, похоже, был готов исполнить любое его пожелание.
У Рин на секунду перехватило дыхание. Из деревни стоило выйти хотя бы ради того, чтобы увидеть это невероятное зрелище. Она будто в сказку попала.
Негромкий хруст в стороне развеял очарование момента. Гаара разжал пальцы и легонько встряхнул рукой. Похоже, в пустыне стало еще на одну опасную тварь меньше.

Они делали короткие передышки каждые несколько часов. Первый раз Рин пришлось сделать над собой невероятное усилие, чтобы попросить спутников остановиться. Они совсем не выглядели уставшими, в отличие от нее. Но какая бы дурацкая гордость не играла в ее голове, это не стоило того, чтобы устраивать проблемы на пустом месте. Нет смысла затевать гонку и что-то доказывать шиноби. Их вообще сложно считать людьми из-за их невероятных способностей. Хотя Рин это все равно не мешало завидовать их умению ходить по любым поверхностям, как по ровной дороге.
Когда они остановились в очередной раз, Рин вытащила пакет со спальником из рюкзака и уселась на него, с наслаждением вытянув уставшие ноги. Вздохнув и потянувшись, она постаралась расслабиться. Напряжение крайне неохотно разжимало когти, впившиеся в мышцы. Разминая шею, Рин заметила, что небо посветлело. Над горизонтом расцветали золотисто-розовые всполохи.
- Будем идти до полудня? – уточнила она, повернувшись к Гааре.
- Да, потом остановимся и дождемся вечера, - сообщил он.
- Я плохо переношу жару, - заметила Рин, - так что переждать ее – отличная идея.
Она зачерпнула горсть песка и чуть поежилась, ощутив холод, который он вобрал в себя за ночь, потом позволила ему просыпаться сквозь пальцы и разгладила получившуюся горку. Критически оглядев разровненный участок, она рассеянно начала водить по нему пальцем, выписывая до боли знакомые иероглифы.
- Что вы делаете?
Рин вздрогнула и подняла голову. На нее сверху вниз с любопытством взирал Короби.
- Вспоминаю старые привычки, - Рин кривовато усмехнулась и, быстро стерев надпись с песка, поднялась на ноги.
- Я не знал, что твое имя означает цветок.
Рин удивленно посмотрела на Гаару, на секунду отвлекшись от упаковки спальника. Она и не заметила, что он наблюдал за ней все это время.
- Ну да, так и есть. Я просто обычно не представляюсь полным именем, потому что мне больше нравится сокращенный вариант. Вообще у нас в семье традиция – мужчины берут в жены девушек с цветочными именами, а те называют дочерей в честь цветов. Все забываю спросить у деда, почему так повелось.
- Какая романтичная традиция… - мечтательно улыбнулся Яоки.
Рин торопливо опустила взгляд и принялась проверять надежно ли завязан рюкзак, надеясь, что капюшон куртки скроет ее покрасневшие щеки.


02. november - the wilderness of manitoba | far across the burning land, i remember, frozen in october sun comes november

Рин изрядно вымоталась после ночного перехода, так что шиноби занялись обустройством лагеря сами, оставив ее сидеть в тени у скалы.
Пустыня медленно наливалась жаром, заставляя воздух дрожать, и солнце щедро рассыпало вокруг ослепительно яркие лучи, заново прогревая песок. Полуночные заморозки сейчас казались чем-то далеким и нереальным. Рин бы с удовольствием сняла с себя все лишние слои одежды, но ограничилась только балахоном. Осенняя погода обманчива, так что не стоило искушать судьбу. Не хватало ей еще заболеть или сгореть.
Минут через десять оклик Короби вырвал Рин из незаметно охватившей ее дремоты. Проморгавшись, она послушно добрела до палатки и забралась внутрь. В других обстоятельствах она бы задалась вопросом, почему палатку поставили одну на всех, и провела бы немало времени, переживая из-за того, что спутники не уважают ее право на личное пространство, но она слишком устала, чтобы начинать спор, так что просто разложила спальник и мгновенно уснула.
К сожалению, смена обстановки не повлияла на сновидения так, как Рин надеялась. По ее ощущениям все только усугубилось. Путешествие воскресило в ее памяти слишком много эпизодов из детства, и это не вызывало ничего, кроме горечи.
Рин проснулась в слезах и какое-то время просто лежала, прикрыв глаза тыльной стороной руки. В палатке было душно, но ее бил непонятный озноб. Неподалеку кто-то мирно сопел. За стенкой тихо шуршал песок.
Немного успокоившись, Рин нашла в кармане платок и вытерла мокрое лицо, затем села и потянулась к рюкзаку, чтобы найти флягу с водой, но помедлила, наконец, обратив внимание на шиноби. Яоки и Короби спали чуть в стороне от нее, а Гаара сидел у входа, скрестив ноги, и смотрел на пустыню через приоткрытый полог.
- Будет буря, - негромко сказал он, похоже, спиной ощутив ее взгляд.
- Нас это задержит?
Рин откупорила фляжку и сделала осторожный глоток, смочив пересохшие губы. Пусть вода и оказалась теплой и сладковатой, это помогло ей избавиться от неприятного привкуса во рту, оставшегося после сна.
- Не думаю. К ночи должно стихнуть.
Рин рассеянно кивнула и плеснула немного воды на платок, чтобы хоть так смыть с лица соль и пот. Она сомневалась, что сможет снова заснуть в ближайшее время.
- У меня хватит времени на то, чтобы немного размяться, прежде чем погода испортится?
Гаара покосился на нее с непонятным сомнением, но все же ответил:
- У тебя есть полчаса.
Воодушевившись, Рин пробралась мимо него и выкарабкалась на свет божий. Снаружи стояло невыносимое пекло. Она поспешно накинула на голову капюшон мастерки, подняла ворот и раскатала рукава, чтобы спрятать в них руки. По-хорошему стоило остаться в палатке, но ей хотелось глотнуть свежего воздуха, хотя в действительности он был каким угодно, но не свежим.
- Рин.
Она обернулась.
- По-прежнему видишь плохие сны?
Рин вздохнула и красноречиво посмотрела на него. Гаара нахмурился, но сказал только:
- Не отходи далеко.
Рин отрывисто кивнула и, развернувшись, неторопливо направилась к скале.

Вскоре после того, как Рин вернулась, взмокшая и странно умиротворенная, небо стало темнеть, и поднялся ветер. Дождавшись, когда она заберется в палатку, Гаара закрыл полог и сосредоточился, сложив руки в какую-то хитроумную печать. Рин предположила, что он делает что-то, чтобы защитить их от надвигающейся бури, но допытываться не стала. В данный момент ее интересовали более насущные проблемы вроде не на шутку разыгравшихся голода и жажды.
Короби и Яоки продолжали лежать на своих местах, но, похоже, уже проснулись, потому что Короби приоткрыл один глаз и посмотрел на нее, когда она прошуршала на свою сторону. Из-за налетевшей непогоды в палатке быстро воцарился кромешный мрак, так что вдобавок к еде и воде, Рин пришлось достать еще и фонарик.
- Где вы так долго были? – вдруг подал голос Яоки.
Рин чуть не подавилась куском галеты и закашлялась.
- Делала зарядку для хвоста, - с юмором, понятным ей одной, ответила она, отдышавшись.
- Ты знаешь тайдзюцу, - констатировал Гаара, отвернувшись от входа, и обманчиво мягко положил руки на колени.
Рин округлила глаза и строго-настрого наказала себе впредь вести себя осторожно, даже если ей кажется, что она одна. Эти шиноби явно задались целью не спускать с нее глаз ни на секунду.
- Никогда бы не подумал, что вы умеете драться, Рин-сан, - оживился Яоки, садясь и потягиваясь.
Решив, что ей не стоит нервничать только из-за того, что кто-то следил, как она делала разминку, Рин доела галету и потянулась за новой.
- Я не умею драться - только защищаться, - поправила она.
- Вас Сэки-сан научил? – спросил Короби.
- Нет, мама, - Рин начала рыться в рюкзаке в поисках блокнота и ручки, всем своим видом показывая, что больше не хочет говорить на эту тему.
Шиноби вроде бы намек поняли, по крайней мере, больше ничего спрашивать не стали, занявшись своими делами вроде проверки амуниции.
Снаружи доносилось завывание ветра и шипение растревоженного песка, но как-то приглушенно, что придавало их положению странный уют. На секунду Рин показалось, что ей снова пять лет, и она устроила себе домик под одеялом – настоящую крепость, в которой ей ничего не страшно, и куда можно попасть только по специальному приглашению. Она улыбнулась иронии ситуации. Сейчас их «пригласил» укрыться никто иной как Гаара. Тот самый мальчик, которого вся деревня считает кровожадным чудовищем. Пусть его домик – это вовсе не одеяло, развешанное на стульях, а абстрактный песчаный монстр, меняющий форму по его желанию, сути это не меняет.

Выудив письменные принадлежности из недр рюкзака, Рин раскрыла блокнот и начала рассеянно вертеть ручку в руке, подбирая нужные слова. Раньше она не видела смысла в том, чтобы вести дневник. Да, она периодически фиксировала наиболее удачные мысли, но этим и ограничивалась. Сейчас, пользуясь вынужденным бездействием, чтобы записать впечатления от первого дня пути, она пришла к выводу, что в желании доверить свои чувства бумаге что-то есть. Какая бы хорошая память у нее ни была, со временем подробности сотрутся, но перечитывая записи, она сможет восстановить события и ощущения до мелочей. Вряд ли она сможет выбраться из деревни в еще одно путешествие в ближайшие пару лет, так что ей стоило по максимуму описать, все что она видела и чувствовала.
Увлекшись, Рин вскоре перестала обращать внимание на окружающую действительность. Слова лились потоком из-под ее руки, и она только успевала переворачивать страницы. Когда она, наконец, закрыла блокнот и подняла взгляд, то с удивлением обнаружила, что осталась бодрствовать в гордом одиночестве. Короби с Яоки снова улеглись, а Гаара, кажется, медитировал, приняв характерную позу. Рин предположила, что ему нужна полная сосредоточенность, чтобы поддерживать дзюцу, которое он применил ранее.
Слегка размяв плечи и спину, которые затекли после долгого сидения в одной позе, она решила последовать примеру своих спутников за неимением других развлечений. Забравшись в спальник, Рин вскоре провалилась в сон. На этот раз - без сновидений.

Следующие два дня прошли примерно так же, как и первый. Разве что больше не случалось песчаных бурь, и места обитания гигантских скорпионов остались далеко позади. Однако по-прежнему оставалось великое множество опасностей, подстерегающих неосторожных путников. Рин в полной мере оценила то, что шиноби неустанно приглядывают за ней. Пусть их опека и несколько уязвляла ее самолюбие, без них она бы долго не протянула - утонула бы в зыбучих песках или пострадала бы от укуса незамеченной вовремя змеи или скорпиона. Жизнь в Суне дала ей только общие знания о пустыне. Теперь же она жадно наверстывала упущенное, учась на своих ошибках и, по возможности, перенимая навыки спутников.
За эти дни они чуть попривыкли друг к другу. Влияние сугубо мужского общества сделало свое черное дело, и Рин стала вести себя менее скованно и почти перестала беспокоиться о том, как выглядит в глазах шиноби. Они же продолжали быть вежливыми и предупредительными, как им диктовала их профессиональная этика, но Рин чудилось, что они стали более дружелюбными. Говорили они, в основном, по делу, но ее это вполне устраивало. Ее совершенно не тянуло затевать пустые разговоры с малознакомыми людьми, так что в результате большую часть суток каждый был предоставлен своим мыслям.
Рин начала заново анализировать себя. Чувство свободы, завладевшее ей, после того, как она покинула деревню, будто сняло с глаз незримую пелену.
Она определенно слишком зациклилась на смерти мамы. В общем-то, немудрено, учитывая обстоятельства, при которых та погибла. Рин потом долго оправлялась от шока и всячески старалась подавить свои переживания, но в итоге просто замкнулась в себе. Потеря вдруг обретенного отца еще сильнее усугубила ее состояние и заставила безотчетно бояться сближаться с кем-либо.
Единственное, что смогло заставить ее выглянуть из своей «скорлупы», это случайно попавший ей в руки отчет о ранних годах жизни Гаары, невесть как затесавшийся среди старых свитков, которые усадил ее разбирать дед. Побуждаемая интересом к младшему сыну Казекаге, она оживилась, стала искать о нем информацию и заговаривать с окружающими, хоть и не встретила одобрения своему любопытству.
Удивительно, что родня так долго терпела ее поведение, прежде чем что-то предпринять. Рин охватил стыд при мысли о том, что она все это время воспринимала заботу о себе, как должное, но при этом почти не шла на контакт с родственниками. Да, они были чужими людьми и познакомились только этой осенью, но кровь не вода, есть же предел всякой грубости.
Как легко разглагольствовать о том, что хочешь стать сильнее и справиться со своими проблемами, когда тебя незримо поддерживает семья. Наверное, она выглядела ужасно жалко в глазах Гаары, когда говорила об этом вскоре после их первого знакомства. Он ведь, в отличие от нее, мог положиться только на себя…
Рин тяжело выдохнула и невольно залюбовалась получившимся облачком пара. Температура этой ночью сильно упала. Ноябрь вступал в свои права, и их согревало только то, что они практически не прекращали двигаться.
Короби на второй день признался, что не ожидал, что она окажется физически подготовленной к походу, и полагал, что они будут идти очень медленно и мерзнуть. Яоки согласно поддакнул. Пусть это мало походило на похвалу, Рин все равно была польщена. Гаара никак это не прокомментировал. Наверное, пока изучал ее и поэтому не торопился с суждениями. Он казался самым взрослым из их компании, несмотря на то, по факту, наоборот, был младше всех. Рин ни разу даже в голову не пришло задаться вопросом о его компетентности. Она слушалась его, как и его подчиненные. Вот что значит аура настоящего лидера.

К краю пустыни они вышли на утро третьего дня и, пройдя пограничную заставу, на которой Гаара о чем-то коротко переговорил с патрульными шиноби, официально оказались в стране Рек.
Рин и не подозревала, что будет так радоваться, увидев деревья. Оказывается, она успела ужасно соскучиться по растениям. В Суне они были роскошью, и единственным зеленым участком являлась оранжерея с лекарственными травами.
Рин и не пыталась сдержать счастливую улыбку, с наслаждением впитывая в себя вид леса.
Осень раскрасила все в причудливые оттенки от золотисто-желтого до багрового. После однотонной гаммы пустыни, такое внезапное разноцветье слегка шокировало.
Холодный и влажный воздух, казалось, можно было пить, а не вдыхать.
Деревья таинственно покачивали ветками и шелестели листьями, будто переговаривались между собой, обсуждая пришельцев.
Где-то стучал по стволу дятел.
Подмерзшая трава похрустывала под ногами.
Лес был наполнен звуками жизни. Это совсем не походило на свистяще-шипящий шорох, который постоянно слышался в пустыне.
Коротко передохнув на поваленном стволе, поросшим мягким мхом, они отправились к ближайшему поселению. Шиноби предлагали уже разбить лагерь, но Рин заверила их, что не так сильно устала и сможет дойти до деревни без проблем. По правде говоря, она просто мечтала заночевать под крышей и смыть с себя грязь и песок, так что решила потерпеть и идти столько, сколько потребуется, несмотря на то, что чувствовала себя разбитой.
Судя по тому, что Гаара как бы невзначай снизил темп ходьбы, он ее раскусил, но настаивать на остановке не стал. Наверное, селение действительно было недалеко, иначе он бы не выполнил ее просьбу. Рин уже разобралась в его отношении к таким вещам. Гаара мог вести себя толерантно, принимая во внимание то, что она девушка и обычный человек, но если ситуация начинала выходить за рамки здравого смысла, он решал за всех и не слушал никаких возражений.


03. midnight moon - oh wonder | you with the sad smile, don't lose your courage

Ее разбудил шум дождя. Она с трудом приоткрыла глаза и машинально посмотрела в окно. На улице властвовала серость и сырость.
- Наконец-то ты проснулась, Рин-сан.
Что-то шевельнулось в полумраке комнаты, и Рин только сейчас заметила Яоки, сидящего у ее кровати. Она еще раз прокрутила его слова в голове… и быстро села, окончательно придя в себя.
- Что случилось?
От резкой смены позы у нее в глазах потемнело, так что ей пришло поспешно опереться на спинку кровати.
- Ты спала больше девятнадцать часов. Не беспокойся, ничего страшного в этом нет. Мы просто не ожидали, что так получится.
Рин потрясенно потерла слипающиеся веки.
- Похоже, я устала сильнее, чем думала.
- Мы пытались тебя разбудить, но ты ни на что не реагировала.
Каждая фраза Яоки приводила ее во все большее недоумение.
- Я действительно так крепко спала? Ничего не понимаю.
- Гаара-сама считает, что на тебя что-то повлияло. Мы попробовали расспросить об этом местный персонал, но ничего толком не добились.
- Может, это просто совпадение...
- В жизни шиноби редко бывают совпадения, Рин-сан, - наставительно сказал Короби, заходя в комнату и включая свет.
Рин скептически прищурилась.
- Если тут замешано снотворное, дело принимает серьезный оборот, - заметил Гаара, войдя последним. Плотно закрыв дверь, он прислонился к стене, переплетя руки на груди. – У тебя есть враги, Рин?
- Что? – поразилась она. – Нет! А даже если и есть какие-нибудь недоброжелатели, вряд ли они стали бы гоняться за мной по стране Рек.
- Кто-то задержал нас здесь, и это факт.
Рин невольно прикусила губу.
Дело же не в ней? Только маму кто-то преследовал, и все они погибли тем злополучным вечером... или не все?
Ее размышления прервало громкое голодное урчание. Рин вспыхнула под прицелом трех пар глаз. На лицах Яоки и Короби читались с трудом сдерживаемые улыбки.
- Наверное, придется доедать оставшийся сухой паек, если есть вероятность, что тут в тарелку могут незаметно подсыпать какую-нибудь гадость, - с грустью сказала она.
- Вряд ли это повторится, - возразил Гаара, - мы уже начеку. Короби, Яоки, ужин на вас.
- Да, Гаара-сама, - отрепетированным хором ответствовали они и вышли в коридор.
Вздохнув, Рин выбралась из-под одеяла и, осторожно ступая босыми ногами по дощатому полу, подошла к стулу, на котором висела ее одежда. Из оконных щелей поддувало, так что по ее обнаженным предплечьям вскоре побежали мурашки, а ступни начали леденеть.
- Заметила вчера что-нибудь странное? - первым нарушил молчание Гаара.
Рин нахмурилась. Ее подспудно продолжали грызть нехорошие подозрения по поводу случившегося, а нескрываемое намерение Гаары выяснить все, что ей известно, заставило ее еще больше разволноваться.
Гипотетическое предположение, что кто-то, чудом выживший, мог нацелиться на нее вместо мамы и специально выжидал несколько месяцев, пока она не выйдет из Суны, вызвало у нее холодную дрожь.
- Чай, - сказала она, с усилием взяв себя в руки. – Его вкус был довольно своеобразным, хотя мы все его пили. Возможно, с самой чашкой было что-то не так? Еще посетители за нами слишком заинтересованно наблюдали, но это вполне можно списать на праздное любопытство.
- Как ты себя чувствуешь? - задал следующий вопрос Гаара.
Рин удивленно выпрямилась, прижав стопку собранных вещей к груди.
- Нормально... только голова тяжелая.
- Тебя осматривал врач, пока ты была без сознания, - Гаара так пристально смотрел на нее, что ей стало неловко. - Мы должны были убедиться, что тебе ничего не грозит. Он сказал, что твой организм крайне истощен.
- Я в порядке, - с нажимом сказала Рин, про себя возмутившись, что какие-то доктора разглашают конфиденциальную информацию направо и налево.
Хотя попробуй не разгласи что-то Гааре, когда его миссия внезапно оказалась под угрозой провала.
Гаара промолчал. Проследив направление его взгляда, Рин поняла, что он смотрит на шрам от ожога на ее левой ноге. Прошло уже столько недель, а он по-прежнему вызывающе краснел на ее светлой незагорелой коже и приносил множество болезненных воспоминаний.
Рин поморщилась и двинулась к ванной комнате, чтобы переодеться.
- Если бы это был яд, ты бы не проснулась.
Почему-то это прозвучало, как извинение.
Рин остановилась в дверях и с едва заметной улыбкой посмотрела на Гаару через плечо.
- Яд я бы заметила. Я немного разбираюсь в этом.
На лице Гаары появилось озадаченное выражение.
Прикрыв за собой дверь и начав снимать пижаму, Рин услышала приглушенное:
- Кем была твоя мама?
Она порадовалась, что он сейчас не видит ее лица. Она заметила, каким жалким оно немедленно сделалось в отражении зеркала.
Рин медленно вдохнула, выдохнула и постаралась справиться с охватившими ее эмоциями. Разговор принял очень неприятное направление.
- Моя мама была шиноби, - тщательно подбирая слова, ответила она, когда вышла из ванной и принялась застилать постель. Дерганые движения с головой выдавали ее нервозность, – как и отец, но я обычный человек. Родители не стали заставлять меня следовать по их стопам, они хотели, чтобы я занималась тем, что мне по душе.
- Но они все равно научили тебя тайдзюцу?
- Пока мы путешествовали, мама учила меня распознавать опасность и защищаться при необходимости. На дорогах ведь постоянно возникают непредвиденные проблемы... Обычно я замечала, когда меня пытались подпоить. В этот раз, видимо, попалось что-то новенькое.
- Кто убил твою маму?
Рин вздрогнула и стиснула зубы, потом обессиленно плюхнулась на кровать и подобрала под себя замерзшие ноги. Гаара не сводил с нее глаз. Как бы паршиво ей ни было, она была обязана отвечать на его вопросы.
- Какие-то шиноби, - наконец выдавила она, глядя в пол.
- Что они хотели?
Почувствовав, что на глаза наворачиваются слезы, Рин сердито заморгала и утерлась тыльной стороной руки.
- Я не знаю. Я плохо помню, что тогда произошло. Отец их всех убил.
- Из какой деревни они пришли? - не отставал Гаара.
- Я не... - Рин порывисто вздохнула и постаралась сосредоточиться. - Кажется, я видела знак ноты.
Комнату заполнило тихое шипение песка из тыквы за спиной Гаары. На лице же его не дрогнул ни один мускул.
- Ты знаешь, кто это был? - встрепенулась Рин.
- Знаю, но тот случай и этот точно не связаны. Похоже, дело во внутренних проблемах Суны.
- Внутренних проблемах?..
У Рин имелись смутные догадки на этот счет, однако никаких пояснений ей услышать не удалось, потому что в этот момент дверь в номер открылась и явила Яоки и Короби, нагруженных подносами с ужином и окутанных шлейфом вкусных запахов. Они заскочили в комнату, явно торопясь освободить руки, и она поневоле отвлеклась от разговора, чтобы помочь им. Гаара же не стал настаивать на продолжении.

Утолив голод и собрав припасы, которые не вызвали у шиноби опасений, они решили, что им не стоит больше оставаться в гостинице. К ночи дождь прекратился, поэтому ничто не мешало им снова отправиться в путь.
Оказавшись на свежем воздухе, Рин невольно поежилась, несмотря на несколько слоев одежды, в которые бережно себя закутала. Промозглый ветер небрежно взъерошил ей волосы и улетел шуршать мокрыми листьями на деревьях. Лунный свет почти не пробивался из-за туч, так что ей вскоре пришлось достать фонарик, чтобы не пересчитать все лужи на дороге. Как ее спутники обходились без света было вне ее понимания.
- Гаара-сама, каков дальнейший план действий? - осторожно поинтересовался Яоки, когда они отошли на достаточное расстояние от поселения.
- Действуйте так же, как в начале нашей первой совместной миссии, - туманно ответил тот.
- Гаара-сама, неужели это опять... - Короби осекся и кинул быстрый взгляд на Рин. - Так вот почему?..
- Да.
- Эм, а можно и мне узнать, в чем дело? - попыталась воззвать к справедливости Рин.
- Цель - я, - с убийственным спокойствием откликнулся Гаара.
Рин споткнулась, чуть не уронила фонарь и вцепилась в него так, что побелели костяшки. Разрозненные кусочки случайно вычитанной и услышанной информации сложились в цельную картину.
Страна Рек - нейтральная территория между двумя великими странами, а значит шиноби могут творить здесь все, что угодно, в том числе и решать свои внутриполитические проблемы «путем устранения угрозы благополучию деревни».
Когда Рин впервые увидела фразу про устранение в одном из старых документов, она показалась ей фигурой речи. Теперь же сухой канцеляризм воплощался в жизнь буквально у нее на глазах, подкидывая неоспоримые факты.
То, что с этой миссией что-то не ладно, было ясно с самого начала, но Рин слишком увлеклась посторонними мыслями и не придала этому особого значения.
Неужели ею просто воспользовались, чтобы привести Гаару в определенное место?..
Им с дедом определенно нужно будет серьезно поговорить, когда она вернется домой.
- Вижу, ты все поняла, - констатировал Гаара. - Когда на нас нападут, убегай и прячься. Тебя вряд ли тронут.
Рин заставила себя проглотить рвущиеся с губ возражения и молча кивнула.
В конце концов, никто же не запрещал ей потом вернуться и помочь, верно?


04. autumn's monologue & the fiction we live - from autumn to ashes | you might be just what i need. no, i wouldn't change a thing

К тому времени, как они подошли к деревне, в которой жили двоюродные родственники Рин, небо посветлело и приобрело нежно-розовый оттенок у линии горизонта. Кажется, в ближайшее время дождя не намечалось, чему Рин ужасно обрадовалась. Одно дело, когда ты сидишь дома и смотришь, как капли красиво стекают по стеклу, и совсем другое, когда ты, продрогнув до костей, месишь грязь на дорогах.
Она нашла нужный дом с разноцветной крышей без особого труда. Дед оказался прав, такое действительно было сложно не заметить. Наверное, эксцентричные родственники потратили немало ведер краски, чтобы добиться настолько кричащего и живописного сочетания цветов.
Поднявшись на крыльцо, Рин с замиранием сердца протянула руку к двери и громко постучалась. Из дома не раздалось ни звука. Она постучалась еще раз и, дожидаясь ответа, стала оглядывать клумбы, разбитые под окнами. Почти все цветы уже отцвели, но оставшиеся добавили красок в бледное утро. По-видимому, ее дядя и тетя любили все яркое и пестрое. Удивительно, что они дом полностью не раскрасили. Может быть, всю краску на крышу извели?
В доме по-прежнему было подозрительно тихо. Либо его обитатели очень крепко спали, либо там никого не было. Второй вариант Рин совершенно не устраивал. Она собралась было постучаться снова, как тут ее окликнул кто-то с улицы.
- Что это вы тут делаете?
- Я пришла из Суны проведать дядю и тетю, - быстро ответила Рин, обернувшись. – Скажите, пожалуйста, они дома?
- Нет, ушли. Кажется, еще пару дней назад, - ее собеседник озадаченно поскреб щетину на подбородке, - так вы их родственница? По виду не скажешь.
Рин не сдержала разочарованного вздоха.
- А куда они пошли, вы случайно не подскажете?
- Вроде бы на какие-то горячие источники собрались, чтоб здоровье поправить. Надо старосту спросить, он точно знает. Вы тут надолго? Может, в мое заведение заглянете?
Огорошенная полученной информацией, Рин переглянулась со спутниками, и они негласно решили воспользоваться так кстати подвернувшимся предложением.
Раннее утро – самое время позавтракать и лечь спать.
Рин тряхнула головой и мысленно фыркнула. В этом отпуске она будто в вампира превращается, который при свете дня не показывается и выходит из укрытия только по ночам.

Пока они ели завтрак, приготовленный под тайным надзором песчаного ока Гаары, Ясуке-сан (так звали владельца бара) подсуетился, и вскоре за стол к ним сел староста деревни собственной персоной. Он оказался крепко сбитым мужичком с цепким взглядом и проседью в волосах.
- Вы хотели знать, куда ушли Аоми-сан и Кику-сан, я правильно понял? – обратился он к Рин.
Та молча кивнула и вопросительно подняла брови, посмотрев на него, между делом дожевывая яичницу с тушеными овощами.
Староста тяжело вздохнул.
- Вы еще незнакомы с ними лично, верно?
- Пока нет, - подтвердила Рин, отодвинув от себя пустую тарелку, и осторожно взяла в руки кружку с чаем, - а что?
- Видите ли, ваши родственники любят спонтанно принимать необдуманные решения. Я могу сказать, куда они собрались пойти, но есть большая вероятность, что когда вы туда придете, их там не будет. Например, потому что по дороге им стукнуло в голову, что им непременно нужно поесть мороженое в стране Железа или поймать белого кролика в стране Травы. Уже не раз бывало, что они говорили, что уйдут на несколько дней, а сами возвращались только через несколько месяцев, рассказывая совершенно невероятные истории…
Рин чуть не поперхнулась и ошарашенно захлопала глазами, а потом со стуком поставила чашку обратно на стол, выругавшись про себя.
О чем дед вообще думал, когда отправлял ее сюда? Он не мог не знать, что тети и дяди может не быть на месте. Или он на это и рассчитывал?..
- Все равно расскажите, пожалуйста, - попросила она. – Если они ушли недавно, возможно, у нас получиться их догнать, прежде чем они свернут куда-нибудь не туда.
Шиноби уставились на нее, все трое как один, но пока ничего говорить не стали.
- Вы так хотите с ними встретиться? – староста неожиданно тепло улыбнулся. – Нечасто встретишь такую привязанность к семье в столь юном возрасте.
Сейчас Рин менее всего волновали семейные узы, но она не стала портить произведенное впечатление и просто вежливо улыбнулась в ответ, после чего староста охотно рассказал, к каким именно источникам пошли ее непутевые родственники. Выяснив все, что нужно, она многозначительно взглянула на Гаару. Тот немедленно перехватил инициативу и поинтересовался, не приходил ли кто-нибудь недавно в деревню. Староста помялся напоказ, но потом признался заговорщическим тоном:
- Незадолго до вашего прихода к нам заглянула замужняя пара путешественников. От них Аоми-сан с Кику-сан и узнали про горячие источники. Они так бурно их обсуждали посреди улицы... Вообще за последние пару месяцев через деревню прошло очень много людей, всех уже и не упомнить. У Ясуке давно такого наплыва посетителей не было. Вы хотите узнать о ком-то конкретном?
- Нет, - качнул головой Гаара и переглянулся с Яоки и Короби.
Рин поблагодарила старосту за помощь, и он удалился с подозрительно довольной физиономией. Задумчиво сделав глоток остывшего чая, она устало потерла лоб.
- Ну, и что у нас на этот раз? Непредсказуемые родственники и еще одно совпадение? Или тут опять что-то нечисто?
- Слишком точно рассчитано по времени, - заметил Гаара.
- А что насчет фактора неопределенности? – поинтересовался Яоки. – Мы ведь можем как пойти за родственниками Рин-сан, так и повернуть назад.
- Они могли учесть оба варианта. А люди, которые прошли через деревню, вполне могли быть замаскированными шиноби, - сказал Короби.
- Все действительно настолько серьезно? – с тоской спросила Рин.
- Сразу видно, что ты мало в Суне прожила, - пробормотал Короби.
- Что будешь делать, Рин? – перешел к главному Гаара.
- Я бы пошла искать дядю с тетей, - пожала плечами она, - нас же могут подстерегать, где угодно, верно? Значит, не имеет значения, куда мы направимся. Мне бы очень не хотелось возвращаться с пустыми руками... Кстати, что в таком случае будет с рангом миссии? И пропустят ли нас через границу страны Огня?
- Ранг миссии официально останется прежним, и проблем на границе возникнуть не должно, - монотонно ответил Гаара. - Яоки, Короби, вы слышали, цель изменилась.
- Так точно, - негромко откликнулись шиноби.
Рин заглянула в свой рюкзак и выудила из его недр футляр со старой потрепанной картой, порадовавшись, что не зря взяла ее с собой. Расчистив стол, она разложила ее под любопытными взорами спутников.
- Я не знаю, с какой скоростью ходят мои родственники, но думаю, что сейчас они уже точно в стране Огня. Если, конечно, они еще не решили пойти в какое-нибудь другое место. Предлагаю пойти к границе кружным путем. Может быть, тогда мы не попадем в засаду. У меня мама в этих краях ходила и отметила удобные маршруты на карте. Хотя это может оказаться бесполезным, если нас будут ждать возле ближайших постов на границе.
- Нам стоит это обсудить, - Гаара окинул карту оценивающим взглядом.
- Конечно, - согласилась Рин, украдкой сцеживая зевок в кулак.

Она проснулась со смутным ощущением тревоги и тут же посмотрела в окошко. На улице еще не стемнело, и Рин понадеялась, что сейчас все еще день, утром которого она пришла в эту деревню. Она опасалась, что не сможет нормально спать после того, что того инцидента в гостинице, однако ее страхи оказались напрасными. Она отключилась, едва ее голова коснулась подушки.
С нижнего этажа доносился приглушенный гул голосов. Видимо, к вечеру у Ясуке-сана собралось много посетителей.
Сев и широко зевнув, Рин внезапно заметила, что в комнате не одна, и быстро закрыла рот, так что клацнули зубы. Гаара, сидевший на полу у двери, поднял голову на звук и невозмутимо уставился на нее.
- Сколько часов я не просыпалась в этот раз? – выпалила Рин, заполошно перебирая в уме причины, по которым Гаара вдруг оказался здесь.
- Четыре, как обычно.
Она облегченно вздохнула, рассеянно проведя рукой по встрепанным после сна волосам.
- Яоки и Короби еще спят?
- Да, но скоро встанут, - Гаара немного подумал и добавил: - Ты можешь поспать еще, если хочешь.
Рин покосилась на него, недоуменно склонив голову на бок. В голову закралась мысль о том диагнозе, что поставил ей неизвестный врач. Неужели Гаара решил проследить за тем, чтобы она достаточно отдохнула?
- Я уже не засну, - сказала она, отложив покрывало в сторону, и поднялась на ноги с шумным выдохом, - да и не стоит задерживаться здесь дольше, чем нужно. В планах никаких изменений?
- Все по-прежнему.
Гаара встал одним плавным кошачьим движением, и у Рин, наблюдающей за ним, почему-то на секунду перехватило дыхание.


05. et al. - rogue valley | steady me when i start to fall

На них напали в сумерках неподалеку от границы страны Огня. Рин даже сначала не поняла, что происходит. Короби вдруг подхватил ее и отпрыгнул в сторону, прочь с дороги. Яоки и Гаара приземлились неподалеку от них. В земле, там, где они только что стояли, что-то торчало. Судя по напряжению, разлившемуся в воздухе, и тихому характерному шелесту песка Гаары, ничего хорошего это не предвещало.
Среди деревьев мелькнули какие-то тени. Земля под ногами подозрительно задрожала, и Короби снова сорвался с места, потащив Рин за собой. Она оглянулась через плечо, но не смогла толком разглядеть, что происходит. Одно было ясно точно – бой начался.
Внезапно раздался шум текущей воды. Короби четырхнулся, обхватил Рин покрепче и сиганул на ближайшее дерево. Она издала сдавленный испуганный звук и вцепилась в ствол, нарисовавшийся у нее перед носом, стараясь удержать равновесие. Вовремя. Под ними с шипением прокатилась огромная волна воды, и несчастное дерево содрогнулось от удара, едва устояв.
Рин ошарашенно заморгала, пялясь на темную массу, бурлящую у корней. Ей до последнего не хотелось верить в то, что на Гаару специально организовали покушение, но после такого эффектного доказательства, глупо было отрицать очевидное.
Песок слаб против воды.
От этой мысли ее сердце ухнуло в пятки, и она отчаянно зажмурилась, стараясь убедить себя, что все будет в порядке, что Гаара справится…
Короби снова смачно выругался. Похоже, он пришел к тому же выводу, что и Рин, и дела у его командира были плохи.
- Не вмешивайся, Короби, - раздался чей-то глуховатый голос. – Подумай сам, тебе ведь не нужны проблемы.
Рин безошибочно повернула голову в сторону говорившего. Она плохо видела в ночное время суток, поэтому автоматически начинала полагаться на слух вперед зрения.
Чуть в стороне от их дерева на воде балансировала темная фигура в демонической маске. Кажется, это было отличительными знаком какого-то спецотряда.
Этого еще не хватало!
Рин беспомощно прищурилась из-за плеча своего защитника, но больше никаких деталей рассмотреть не смогла.
- Я не оставлю Гаару-сама! – крикнул Короби, и из ящика на его спине вылетела марионетка, управляемая тонкими бледно-голубыми нитями.
Рин чуть с дерева не упала от неожиданности. Она и не надеялась увидеть способности своих сопровождающих в реальном бою, а тут на тебе, представление как по заказу!
К сожалению, марионетки оказалось недостаточно, чтобы сдержать противника, и он рванулся вперед. Короби бесцеремонно спихнул Рин с ветки, а сам прыгнул в другую сторону. Не ожидав такой подлянки, она шлепнулась в воду с громким плеском, подняв тучу брызг. Вражеский шиноби на секунду отвлекся на нее, и это дало Короби преимущество. Его марионетка сделала ловкий выпад, и оставила противнику неприятную рану на животе.
Решив, что она будет только путаться под ногами, Рин поспешно пошлепала прочь, потирая ушибленный бок. Ей было немножко обидно за то, что Короби так грубо с ней обошелся, но она понимала, что по-другому он поступить не мог.
К счастью, преследовать Рин никто не стал. Шиноби были слишком заняты друг другом. Да и если подумать, ее вряд ли могли посчитать персоной, достойной внимания, разве что - нежелательным свидетелем. Еще одна достойная причина, чтобы удрать подальше отсюда как можно скорее.
Через пару десятков шагов Рин заметила, что вода не стоит на месте, а продолжает течь. Она приостановилась, пытаясь понять, куда движется водный поток, а потом пошла поперек течения. Если кто-то устроил тут импровизированную реку, так она должна была выйти на «берег».
В ботинках хлюпало, мокрая одежда неприятно облепляла тело, и только движение помогало Рин хоть как-то сохранять тепло и не клацать зубами от холода. Хорошо еще, что рюкзак у нее был сшит из плотной водонепроницаемой ткани, и вещи не должны были сильно пострадать.
Спустя какое-то время Рин выбралась на безводное пространство и оглянулась. Вода загадочно мерцала в лунном свете между темными силуэтами деревьев и кляксами кустов. Чудесные декорации, чтобы умереть от воспаления легких на ледяном осеннем ветру.
Убедившись, что поблизости никого нет, Рин торопливо скинула с себя мокрые вещи, наскоро обтерлась полотенцем и переоделась в сухое. Ботинки, вобравшие в себя воду, заставили ее помедлить. Запасной обуви у нее не было. Похоже, придется ей пока бродить в лесу в одних носках.
Рин прикусила губу. Даже отступив в относительно безопасное место, расслабиться не удавалось. В слишком опасную ситуацию угодил их отряд. Вынужденное бездействие раздражало и пугало одновременно. Недавнее самоуверенное предположение, что она чем-то может помочь своим спутникам, сейчас не вызывало ничего, кроме горького смеха. Куда ей тягаться с шиноби? Она для них, что муравей какой-нибудь. Взять хотя бы эту способность управления водой. Каким же умелым надо быть, чтобы устроить такое наводнение посреди леса!
Она машинально посмотрела на продолжающий течь поток и нахмурилась.
Ниндзюцу такого уровня требуют большого запаса сил и абсолютного контроля. Не может быть, чтобы шиноби, которые это устроили, еще и сражались при этом. Скорее всего, они держатся в стороне, чтобы их концентрация случайно не нарушилась. Хм... А что, если ей удастся на это повлиять? Ей ведь не обязательно драться, нужно просто отвлечь их внимание. Уж с этим-то она сможет справиться, если, конечно, противники не изменили русло ближайшей реки для своих целей.
Ну, ей ничто не мешает проверить. Все лучше, чем торчать тут и переживать. Если что, всегда можно будет сказать, что она просто заблудилась.
Взяв фонарик и, на всякий случай, запасные носки, Рин повесила рюкзак на дерево и внимательно уставилась на воду. Заново вычислив направление течения, она пошла против него, держась неподалеку от кромки потока.
Идти практически босиком по лесу было не очень приятно. Земля была влажной и холодной, и Рин постоянно норовила зацепиться за какой-нибудь куст или запнуться об очередной корень. Подсвечивать себе дорогу она не хотела, опасаясь привлечь ненужное внимание, так что ей приходилось двигаться очень медленно, чтобы не издавать лишнего шума.
Выйдя на дорогу, Рин огляделась. К ее удивлению, «река» здесь не заканчивалась. Где-то в стороне раздавался приглушенный звон сталкивающегося оружия, но источник, из которого текла вода, находился не там.
Рин на секунду прикрыла глаза и тихо облегченно вздохнула, а потом решительно двинулась дальше вдоль потока. Ее спутники еще не проиграли, значит ей можно и даже нужно сделать свой ход.
Приняв во внимание то, что неподалеку идет сражение, она обошла место, откуда доносился звук, по широкой дуге.
Где-то минут через десять Рин остановилась и прищурилась. Впереди что-то подозрительно блестело.
Посчитав, что водный поток не может так резко повернуть по естественным причинам, Рин решила подобраться поближе к месту изгиба, чтобы разобраться, в чем дело.
Она заметила проволоку, растянутую между стволами, только когда запнулась об нее и грохнулась на землю со сдавленным писком, На счастье Рин, ловушка была рассчитана на шиноби с превосходной реакцией, а не на таких бестолковых и неуклюжих девчонок, как она. Кунаи безвредно просвистели у нее над головой. Несколько вонзилось в землю, несколько – в стволы деревьев. Парочка - вовсе улетела куда-то в кусты.
Рин тихо выдохнула и осторожно встала. Если бы это была ловушка со взрывными печатями, о которых ей рассказывали Яоки с Короби, от нее сейчас и мокрого места не осталось бы.
По ее спине побежала струйка холодного пота, а в крови взревел адреналин, из-за чего ее начало слегка потряхивать.
Что бы впереди ни было, противники явно не хотели, чтобы туда кто-то добрался.
Рин прикинула свои шансы. Поворачивать назад было поздно. Она уже зашла в область с ловушками. Не факт, что она не угодит в еще одну, если сейчас отступит. Значит, ей оставалось только двигаться дальше, а там будь что будет.
Она шла черепашьим шагом, сосредоточенно прощупывая землю отломленным длинным суком, и не сразу поняла, что вышла к берегу настоящей реки.
Осознав, что впереди больше нет деревьев, Рин резко остановилась и прижалась к ближайшему стволу. Метрах в восьми от нее стояли две темные фигуры, держащие руки в форме каких-то печатей. Под их ногами плескалась вода из реки и маленькими волнами устремлялась в лес.
Она оказалась права, наводнение было вызвано ниндзюцу. Шиноби Суны были готовы пойти на многое, чтобы убить сына Казекаге.
При мысли об этом Рин охватила ярость, заставившая ее ненадолго забыть о страхе, и она вышла из тени.
Шиноби, похоже, были полностью поглощены выполнением своей задачи, потому что они никак не отреагировали на ее появление. А может они и заметили ее, но решили проигнорировать, так как она, являясь гражданским лицом, не представляла для них видимой угрозы.
Рин это было только на руку.
- Эй! – крикнула она как можно громче, замахав руками и бесцеремонно побежав к ним. – Помогите! Помогите мне! На нас напали!
И включила фонарь на полную мощность, осветив повернувшиеся к ней лица.
Раздалось два удивленных возгласа. Воспользовавшись замешательством шиноби, Рин с разбегу врезалась в одного из них и со всей дури вмазала ему железной рукояткой в висок, упав вместе с ним в воду. Он обмяк, не издав ни звука. Фонарь же издал подозрительный треск и погас. Рин быстро встала и двинулась ко второму шиноби.
- Что за?.. - тот как раз проморгался и уставился на нее.
- Я из Суны! Помогите мне! Помогите! - взволнованно продолжила она.
Однако ее удача на этом закончилась. Шиноби поспешно отскочил от нее и, бросив взгляд на неподвижное тело своего напарника в воде, все понял.
- Рой... Ах ты, сучка мелкая!
У Рин испуганно подкосились колени, и она едва смогла увернуться от удара кунаем, отпрянув в сторону в последний момент. Мокрый фонарь предательски выскользнул у нее из рук. Рин рефлекторно потянулась за ним, и тут-то шиноби ее и подловил.
Пинок пришелся куда-то в центр тела, так что отдача заставила Рин отлететь на мелководье. Отчаянно стараясь вдохнуть выбитый из легких воздух, она судорожно заскребла пальцами по дну и попыталась подняться, но у нее ничего не получилось. Ее захлестнула паника. Нащупав какой-то камень, она сжала его в руке.
Шиноби выругался, возясь где-то неподалеку, видимо, отвлекшись на то, чтобы проверить своего напарника, и Рин почувствовала секундное облегчение. Он не стал убивать ее сразу, значит у нее был шанс выжить. Она со всхлипом вздохнула.
Шиноби угрожающе метнулся к ней, и Рин почувствовала, что леденеет от ужаса, но не собиралась сдаваться так просто.
- Я не хотела! Не бейте меня, не бейте, не бейте! - залепетала она.
В ее собственных ушах это прозвучало так жалко и унизительно, что ее чуть не стошнило от отвращения. Дыхание еще полностью не восстановилось, так что мольбы выплевывались пополам с кашлем, слезами и надсадными хрипами. Шиноби остановился в нескольких шагах от нее. Рин не видела его лица, но понадеялась, что истерика, которую она ему тут закатила, заставит его ослабить внимание. Она крепче стиснула гальку в кулаке и продолжила бормотать «не бейте» и жалко бултыхаться в воде.
- Тьфу! Гражданская, - сплюнул он, наконец, - и как только умудрилась вырубить Роя. Жалкое зрелище.
Рин согласно захлюпала носом и заныла еще горестнее, собираясь тянуть время столько, сколько потребуется.
- Но как бы ты тут не ревела, отпустить я тебя не смогу. Ты слишком много видела, - почти ласково сказал он, и Рин неожиданно ощутила холодное расчетливое спокойствие.
Как она и ожидала, шиноби решил сначала отыграться на ней за порчу планов, так что не стал использовать оружие, а просто с размаху пнул ее под ребра. В последнюю секунду Рин развернулась и, вцепившись в поднятую ногу, хрястнула ему камнем по колену.
Шиноби взвыл и рухнул, потеряв равновесие. Не теряя времени, Рин рванулась к нему и ударила галькой по другому колену, так что что-то громко хрустнуло, потом откатилась от противника подальше, вскочила на ноги и помчалась в лес, не разбирая дороги.
Определенно, хватит с нее геройств на сегодня.
Когда боль в груди стала совсем нестерпимой, а воздуха стало катастрофически не хватать, она перешла на шаг и постаралась успокоиться и отдышаться.
Вода, которую больше никто не контролировал, беспорядочно растеклась по округе. Рин, только сейчас вспомнив про ловушки, запоздало понадеялась, что вода разрядила их все, и стала двигаться осторожнее. Глупо будет, если она упадет в какую-нибудь яму или напорется на кунай после того, как так относительно удачно справилась с двумя шиноби.
К сожалению, после своего забега вслепую она теперь не знала, как выйти к тому месту, где остались ее вещи. Чуть помедлив, она просто пошлепала куда-то вперед, рассчитывая рано или поздно наткнуться на своих спутников или выйти к дороге.
Вскоре уши ей забила оглушительная тишина. Выброс адреналина, который поддерживал ее все это время, исчерпал себя. Сердце перестало бешено стучать в груди, гоняя кровь по телу. Все полученные ушибы и царапины начали настойчиво давать о себе знать, а по коже стадами побежали мурашки. Она то и дело содрогалась от порывов ночного ветра и чувствовала себя ужасно усталой и грязной.
В голове тяжело ворочались мысли о том, что она могла не успеть, что ее помощь, может быть, уже никому и не требовалась, и она только зря рисковала своей шеей, выступив против шиноби своей деревни…
Рин стиснула зубы и, в очередной раз поскользнувшись на размокшей земле, едва успела ухватиться за дерево, чтобы не упасть. Ее ноги почти потеряли чувствительность, а в грудной клетке настойчиво ныло, затрудняя дыхание, но вроде бы там ничего не было сломано. Она всерьез начала опасаться, что ей грозит переохлаждение со всеми вытекающими последствиями.
Может быть, ей стоит залезть на какой-нибудь поваленный ствол и попробовать растереться, чтобы восстановить кровообращение?
Она с сомнением огляделась, но ничего подходящего не увидела и двинулась дальше.
Очень хотелось, чтобы ее уже нашел кто-нибудь, не важно, друг или враг. Ей надоело мучиться в одиночку.
Не прошло и пяти минут, как ей для полного счастья свело ногу судорогой. Айкнув, Рин завалилась набок, но к ее изумлению, ее поймали и не дали упасть лицом в грязь.
- Рин.
Знакомый голос, казалось, на секунду согрел ее до самых кончиков пальцев.
- Гаара, - с невероятным облегчением выдохнула Рин.
Он попытался было затащить ее на спрессованную плитку песка, на которой парил над водой, но, поняв, что Рин насквозь мокрая, крепко подхватил ее и запрыгнул на ближайшую широкую ветку. Рин тут же села и, содрав с себя носок и закатав штанину, начала неловко растирать сведенную ногу, сдавленно шипя от боли.
Чего она совершенно не ожидала, так это того, что Гаара в следующий момент отстранит ее руки, и начнет массировать пострадавшие мышцы быстрыми и точными движениями.
По телу Рин прокатилась горячая волна то ли от смущения, то ли от признательности, и судорога отступила. Почувствовав, что Рин слегка расслабилась, Гаара тут же убрал руки и внимательно посмотрел на нее.
- Что случилось?
У Рин к глазам подступили слезы, и ей ужасно захотелось рассказать ему все-все-все, но она понимала, что у нее нет права вываливать на него свои эмоциональные переживания ни с того ни с сего. Особенно после того, как она ослушалась его приказа держаться в стороне от разборок шиноби. Так что она изложила сухие факты, не вдаваясь в подробности.
- На Короби напали. Я убежала. Потом вышла к реке, и случайно наткнулась на двух шиноби, которые перегоняли воду из нее в лес. Я ослепила их фонарем, оглушила одного, сломала ногу второму и убежала обратно в лес, чтобы найти кого-нибудь из вас. Вроде бы отделалась только ушибами и царапинами. А тут что случилось? Все живы-здоровы?
Гаара какое-то время молчал, похоже, переваривая полученную информацию. Чтобы как-то занять себя в ожидании ответа, Рин начала растирать вторую ногу. Она не могла разглядеть выражение лица Гаары в темноте, но его взгляд приобрел неожиданную интенсивность, так что она буквально кожей его чувствовала.
- Яоки и Короби скоро будут, - наконец, сказал Гаара и, тихо выдохнув, оперся на ствол дерева.
Рин вдруг поняла, что за его спиной нет привычной тыквы, и его голос звучит очень устало.
- Гаара, ты в порядке? – с тревогой спросила она, как-то разом забыв о пережитых ею ужасах.
- Я не ранен, - коротко ответил он.
Его силуэт казался маленьким и хрупким, как остов песчаного замка, который неосторожно лизнула подкравшаяся морская волна.
- Позже расскажешь подробнее, как случайно наткнулась на шиноби, - неожиданно сказал Гаара.
В его голосе прозвучало осуждение, но, похоже, сейчас у него не было сил разбираться с ее самовольством. Рин неловко сглотнула.
- Гаара-сама!
На соседние ветки приземлились Короби и Яоки.
- О, ты уже здесь, Рин-сан… - Яоки явно был удивлен.
Заметив свой рюкзак в руках у Короби, Рин просияла и поспешила сменить тему.
- Передайте мне, пожалуйста, мои вещи, о презренный пихатель с веток, – попросила она, не в силах сдержать не вовремя проснувшееся ехидство. – Не знаю, как вы, а я успела несколько раз искупаться за эту ночь, и мне совершенно не хочется лишние минуты наслаждаться гипотермией.
- Рин-сан! – шепотом возмутился Короби, метнув опасливый взгляд в сторону Гаары, но, тем не менее, послушался ее, и она с радостью начала вытаскивать из рюкзака восхитительно сухие вещи.
Пока Рин переодевалась, с трудом балансируя на ветке, шиноби тихо обсуждали между собой прошедший бой и дальнейшие планы действий. Она особо не прислушивалась к их разговору, рассудив, что все важное ей потом обязательно скажут.
Немного погрустив из-за потери фонарика и из-за того, что ботинки по-прежнему мокрые, Рин запаковала рюкзак и негромко кашлянула, привлекая внимание. Ее спутники все еще что-то обговаривали, но, заметив, что она закончила свои манипуляции, повернулись к ней.
- Выходим из леса и идем до ближайшей деревни согласно выбранному ранее маршруту, - отчеканил Гаара. – Вода сойдет не скоро, поэтому идти пешком будет сложно. Рин, тебя понесет Короби. Вещи отдай Яоки.
- Слушаюсь, командир, - устало улыбнулась Рин без тени юмора в голосе.
Вскоре их отряд стремительно пронесся по ночному затопленному лесу и оставил западню, обернувшуюся против своих же создателей, далеко позади.

продолжение в комментариях

Апд1: текст будет позже. все-таки не успела его к сегодняшнему дню подготовить, так что решила хотя бы фанмикс выложить. в этот раз он получился каким-то сонно-меланхоличным, но зато выдержанным в одном стиле. за все это время понахватала кучу левых музыкальных ассоциаций с разными персонажами цикла. надо будет добраться и оформить их как следует... потом выложу все скопом и заодно перенесу информацию в группу вк. о, мои великие планы... х)

Апд2: ААА! Я ЭТО СДЕЛАЛА! :crzjump:

запись создана: 19.01.2016 в 18:35

@темы: [хэдканон], [музыка], [ассоциации], [lily of the valley & self-loving asura]

URL
Комментарии
2016-02-22 в 14:03 

Рин.
There is a girl who still writes you. She doesn’t know how not to.
06. believe - mumford & sons | i don't even know if i believe everything you're trying to say to me

Рин открыла глаза в незнакомой комнате. Последним, что она помнила, была спина Короби, на которой она пригрелась и задремала.
Тело было вялым и шевелилось с трудом. Рин на всякий случай пощупала лоб. Кажется, жара не было. Наверное, она просто не успела толком отдохнуть после вчерашних событий.
Вспомнив свою бесславную драку, Рин поморщилась. Неприятный все-таки удар она пропустила. Этот гад знал, куда целиться.
Рин села, невольно охнув от резкой боли в грудине, откинула в сторону одеяло и приподняла кофту с майкой, чтобы изучить ушиб. Под грудью красовалась здоровенная гематома.
Ну, отлично. Похоже, ей все-таки придется показаться доктору и купить какую-нибудь мазь.
- Рин-сан, это еще у тебя откуда?!
Заглянувший в комнату Яоки застал ее врасплох, и она поспешно одернула одежду, покраснев до ушей.
- А постучаться?! – возмутилась она.
- Прости, я думал, ты еще спишь, - сказал он, но Рин не услышала в его голосе ни капли сожаления. – Ну так, откуда?
- Это я вчера заработала, - неохотно ответила она.
- Тебе нужно было рассказать об этом, Рин-сан. Гаара-сама упомянул, что ты нам помогла, но я даже не подозревал, что ты серьезно пострадала! Полагаю, остальные тоже ничего не знают?
- Я собиралась сказать об этом сегодня, но ты первый все увидел! И... эм, мы ведь уже в деревне?..
Ответом ей была захлопнувшаяся дверь за спиной Яоки.
Рин раздраженно повела плечами и скривилась от боли, которую причинило это движение.
Отвратительное начало дня.
Через пару минут ей пришлось опять демонстрировать гематому, теперь уже всем троим шиноби.
- Я не думала, что все так неприятно обернется, - извиняющимся тоном сказала она в ответ на осуждающий взгляд Гаары, - вчера я больше беспокоилась о переохлаждении и особой боли не чувствовала.
- Короби, приведи доктора, - отрывисто сказал он.
Рин поправила одежду и совершила стратегическое отступление под одеяло. Была б ее воля, она накрылась бы с головой, но сомневалась, что это спасет ее от неодобрения, которое волнами исходило от Гаары. Сейчас она чувствовала себя неразумным ребенком, который умудрился расстроить своего родителя.
Как он это делает? Ему же всего тринадцать лет!
- Расскажи, что именно ты делала вчерашней ночью, - потребовал Гаара.
Рин тяжело вздохнула, но послушно выложила все как на духу.
- Ты слишком безрассудна, - Гаара нахмурился. – Рин, не стоит ввязываться в дела шиноби, если ты даже о своем здоровье позаботиться не можешь.
Она вздрогнула, как от удара.
- Но я не могла поступить иначе!
- Мы справились бы и без твоего вмешательства. Бой бы просто шел дольше. От тебя требовалось только дождаться его конца.
- Я не жалею о том, что сделала, - Рин почувствовала, как у нее к горлу подступает комок, – и если я окажусь в похожей ситуации, я не буду сидеть, сложа руки.
- Таких ситуаций больше не будет, - Гаара вздохнул и отвернулся от нее.
В коридоре послышались чьи-то приближающиеся шаги, потом в дверь вежливо постучались, и в комнату заглянул загорелый усатый мужчина средних лет. Каким-то образом ощутив тяжелую атмосферу, он осведомился:
- К вам можно или стоит зайти попозже?
Рин обрадовалась, неожиданно увидев знакомое лицо.
- Заходите, Миямото-сан, не стесняйтесь.
- Что? Рин? – доктор расплылся в ответной улыбке и подошел к кровати. Поставив сумку рядом с ней, он деловито засучил рукава. – Вот уж не думал, что снова с тобой увижусь. Сколько времени-то пришло? Лет пять? А ты вон какая вымахала. Как мама?
Рин прикусила губу почти до крови и опустила голову. Как бы она ни храбрилась, разговаривать о матери ей все еще было слишком тяжело.
К счастью, Миямото-сан верно истолковал ее молчание и поспешно сказал:
- Показывай, что у тебя там на этот раз.
Шиноби молча вышли за дверь, и Рин стала осторожно раздеваться, готовясь к осмотру. Миямото-сан нахмурился, наблюдая за ее дерганными движениями.
Он был давним другом ее мамы и не раз помогал им, когда они встречались в дороге. Рин не сомневалась в его компетентности и полностью ему доверяла.
Осмотр выявил легкий ушиб солнечного сплетения и множество царапин и синяков по всему телу. На все это накладывалось общее переутомление, поэтому Рин чувствовала себя хуже, чем ей было на самом деле.
Миямото-сан сделал ей расслабляющий массаж, и боль в грудине сразу уменьшилась. Он сказал, что ей повезло. Если бы ее ударили сильнее и точнее, у нее обязательно повредились какие-нибудь внутренние органы. Он был удивлен, что этого не случилось.
Вспомнив, что за пазухой у нее тогда лежали запасные шерстяные носки, которые, по всей видимости, смягчили удар, Рин зафыркала и рассказала об этом Миямото-сану.
- Тебя спасли носки-супергерои, - с ужасно серьезным видом объявил он, - не забудь позже как следует отблагодарить их.
- Повешу их в рамочке на стене, - со смехом пообещала Рин.
Изучив ее шрам от ожога, Миямото-сан поцокал языком и заметил, что если бы его сразу правильно обработали, такого следа на коже не осталось бы. Со временем шрам должен побледнеть, но было бы хорошо еще дополнительно обрабатывать его чем-нибудь, чтобы ускорить процесс заживления тканей.
В завершение своего визита Миямото-сан выдал Рин несколько разных мазей и обезболивающее, которые принес с собой. Денег он брать не стал, сказав, что помогает по старой дружбе, и понадеялся, что в следующий раз, когда они встретятся, Рин будет здорова и ей не понадобятся его услуги.
Сердечно распрощавшись с ним, Рин набросила гостиничный халат, взяла баночки с мазями и стопку грязной одежды и отправилась в ванную комнату.
Вышла она оттуда часа через три, чистая, усталая и благоухающая лекарствами.
В комнате ее ждал Короби и поднос с остывшей едой и чаем. Рин привередничать не стала и быстро все съела. Уточнив у Короби, что они собираются пробыть здесь до завтрашнего утра, она выпила обезболивающее и легла отдыхать.

- Рин! Убегай отсюда и не смей возвращаться, слышишь?
- Но я же могу помочь!
- Нет, не можешь! Дорогая моя, любимая, прошу, уходи, спрячься. Если тебя схватят, я ничего не смогу сделать. Я так боюсь за тебя…
Перед глазами волосы, рыжим пламенем полыхающие на солнце, родное лицо с остекленевшим взглядом и кровь… Так много крови и нестерпимый жар…



Рин проснулась от того, что начала задыхаться. Она буквально захлебывалась рыданиями и скорчилась на боку, отчаянно кашляя и пытаясь вдохнуть драгоценный воздух.
Комнату осветил загоревшийся ночник, и возле лица Рин чудесным образом оказалось полотенце. Она бездумно вцепилась в него и начала вытирать слезы, пытаясь успокоиться. Через пару минут ее дыхание выровнялось, и она осторожно приняла сидячее положение.
Оглядевшись, Рин не очень-то удивилась, обнаружив, что с соседней кровати на нее задумчиво смотрит Гаара. Она уже почти привыкла к тому, что он постоянно оказывается рядом в моменты ее слабости.
Возможно, кровожадный зверь, что сидел внутри него, нюхом такое чуял, и Гаара неосознанно этим пользовался.
Каждый раз у Рин просто язык не поворачивался попросить его оставить ее одну, а потом она неожиданно научилась находить в его компании непонятное успокоение.
- Я не хочу видеть, как умирает кто-то еще…
Ее голос был хриплым и едва слышным.
Гаара молча прикрыл веки, явно не желая продолжать утренний спор.
- Это слишком больно. Гораздо хуже физических ран.
Глаза Гаары распахнулись, и его взгляд стал неожиданно острым.
- Тебе больно… здесь? – он приложил руку к своей груди.
- Я больше не хочу никого терять! - со странным отчаянием выдохнула Рин и машинально повторила его жест, стиснув ткань футболки в пальцах.
В комнате повисло молчание. Они смотрели друг другу в глаза и будто вели еще один разговор, но не на словах, а на языке понимания боли.
- Ты должна беречь себя, - наконец, сказал Гаара.
- Я... постараюсь.
Рин отпустила футболку и обессиленно улеглась обратно в кровать. Она уже жалела, что поддалась эмоциям, и теперь чувствовала себя донельзя смущенной своей откровенностью.
- Почему ты решила попробовать поискать своих родственников?
Судя по всему, Гаара не считал, что их беседа закончена.
- Эм… Мне хотелось чуть дольше погулять на свободе? – попыталась пошутить Рин, а потом сказала уже серьезнее: – Можно сказать, это вопрос принципа. Я хочу разобраться, по какой именно причине дед направил меня к ним.
- Спасибо за ответ, Рин.
Она сонно удивилась про себя, как у него получается одной фразой подразумевать столько разных значений. Или, может, это она склонна искать тайный смысл там, где его нет?
- Всегда пожалуйста.

2016-02-22 в 14:07 

Рин.
There is a girl who still writes you. She doesn’t know how not to.
07. live your life - yuna | find your light, don't hide from what you are and rise before you fall

До поселения с горячими источниками, о которых рассказал староста, они добрались без особых приключений, что несколько настораживало, учитывая неприятности, которые преследовали их с самого начала пути. По мнению шиноби, заговорщики должны были отступить после провала своей затеи, но Рин все равно было как-то не по себе. Она подозревала, что из-за всех этих интриг уже давно разминулась со своими непутевыми родственниками, однако не собиралась отказываться от надежды все же встретиться с ними.
Она с удовольствием вдохнула свежий ночной воздух. Улицы мягко освещал золотистый свет фонарей. Тут и там прогуливались жители и приезжие. Атмосфера была полна мирного благодушия. Рин позволила себе поддаться общему настрою и немного расслабилась. В конце концов, отпуск у нее или нет?
Онсэн было видно издалека. Он был одним из немногочисленных крупных зданий в селении.
Рин мысленно прикинула стоимость посещения и с грустью поняла, что ее скудных сбережений едва ли хватит на один раз. Вряд ли ей удастся пороскошествовать, а жаль. Продолжительное купание в горячих источниках определенно помогло бы ей быстрее оправиться от травмы…
У входа в онсэн стояло несколько человек. Судя по всему, это был хвост длинной очереди. Место явно пользовалось бешеной популярностью.
Яоки остался собирать информацию, а остальные члены отряда пошли искать место для ночлега. В итоге они с трудом отвоевали крохотный номер в гостинице на окраине. В деревне останавливалось невыносимо много путешественников, видимо, тоже наслышанных о местных чудесных горячих источниках.
Оставив вещи, Короби пошел добывать ужин, и Рин с Гаарой остались в номере вдвоем.
Обустроив себе место для сна, Рин выключила свет и открыла окно, чтобы проветрить душную комнату. С улицы потянуло прохладой и запахом чего-то жареного.
Гаара молча изучил окрестности, подойдя к окну. Убедившись, что им ничего не угрожает, он уселся возле стены и закрыл глаза.
Рин со своей лежанки рассеянно наблюдала за мотыльками, порхающими возле фонаря чуть дальше по улице, и сама не заметила, как задремала. В себя ее привело подозрительное жужжание в непосредственной близости от ее лица. Она шарахнулась прочь, пытаясь различить в полумраке источник звука… и одним махом очутилась возле Гаары, поняв, что это какое-то крупное насекомое.
- Гаара, - шепотом позвала она, прижавшись к стене рядом с ним.
Его глаза странно сверкнули.
- Боишься?
Похоже, ему было весело, а вот Рин – как-то не очень. Грозное жужжание ее нервировало, пусть умом она и понимала, что ее испуг совершенно нелогичен., но ничего не могла с собой поделать.
- Боюсь, - признала она, - можешь выгнать это отсюда?
К жужжанию прибавился шелест песка, который вскоре приглушил его. Гаара лениво шевельнул пальцами, и вторженца вынесло обратно на улицу. Рин облегченно выдохнула.
Внезапно раздался женский вскрик, а потом – приглушенные ругательства. Кажется, вредное насекомое испортило настроение кому-то еще.
- Ты не любишь жуков, Рин?
На лице Гаара играла непонятная усмешка.
- Я не люблю крупных насекомых, которые жужжат, - поправила она, - а еще – пауков. У меня из-за них паническая реакция начинается.
- Некоторые шиноби используют насекомых для нападения, - просветил ее Гаара.
- Я даже представлять этого не хочу!
Рин передернуло.
Их познавательную беседу прервало возвращение Короби и Яоки. В номере сразу стало тесно и аппетитно запахло едой. Окно пришлось прикрыть, чтобы на включенный свет не прилетел еще кто-нибудь жужжащий.
Они сели ужинать, и Яоки между делом поделился новостями.
В онсэне ему сказали, что, к сожалению, никакой замужней пары, подходящей под описание, не видели. Судя по всему, неуловимые родственники Рин еще не добрались сюда. Яоки сомневался, что их бы не запомнили, и Рин согласилась с ним. Как она успела понять по разговору со старостой и по виду их дома, ее дядя и тетя обычно производили на окружающих неизгладимое впечатление.
На повестку дня опять встал вопрос, что делать дальше. Попытаться дождаться прихода родственников или повернуть назад?
Поразмыслив, Рин предложила задержаться на день и посетить онсэн завтрашним утром за ее счет. Она узнала от Яоки, что стоимость посещения гораздо ниже той, что она себе представляла, и решила сделать шиноби приятное.
Короби и Яоки явно воодушевила эта идея, хотя они неубедительно попытались отговорить ее не платить за всех. Их спор прервал Гаара. Рин показалось, что в онсэн ему идти не очень-то хочется, но, тем не менее, отказываться он не стал.
Они договорились, что если дядя и тетя Рин не покажутся к завтрашнему вечеру, на следующий день они отправятся обратно в Суну.

Какое же это блаженство – погрузиться в горячую целебную воду! Рин прямо чувствовала, как в ней растворяются усталость и боль, накопившиеся в ее теле за время путешествия.
Она распустила полотенце и критически оглядела свои ушибы. Гематома под грудью слегка побледнела, но все равно бросалась в глаза, как и остальные синяки с царапинами. Рин вздохнула, завязала полотенце обратно и, набрав побольше воздуха, нырнула в воду с головой.
- Как это тебя угораздило, деточка? – участливо поинтересовалась какая-то бабулька, когда она вынырнула обратно.
Рин сперва непонимающе уставилась на нее, а потом догадалась, что бабулька оказалась невольной свидетельницей осмотра ее «боевых ранений».
Все хорошо в горячих источниках, но порой там встречаются слишком любопытные личности, которые любят совать нос не в свое дело.
- Оказалась не в том месте не в то время, - буркнула Рин и отплыла от бабульки подальше, так как та явно хотела продолжить разговор.
У стены в дальней части источника сидело несколько девушек и взрослая женщина. Она показалась Рин смутно знакомой, но из-за поднимающегося от воды пара не получалось толком разглядеть ее лицо. Рин решила, что позже попробует присмотреться к ней у полок с одеждой. Она вполне могла оказаться одной из знакомых ее мамы.
Глянув на перегородку, Рин задумалась, как там проводят время ее спутники. Ей было предложено в целях безопасности пойти в совместный источник, но она категорически отказалась. Неважно, насколько они все сблизились за время пути, Рин была не готова лицезреть тела шиноби без одежды и, тем более, не собиралась показывать им… свои синяки.
Почувствовав, что ее начинает размаривать, Рин засобиралась на выход. Еще теплового удара ей не хватало для полного счастья.
С неохотой выбравшись из воды, она пошлепала к приоткрытым седзи.
К ее удивлению, женщина, которая ранее привлекла ее внимание, пошла за ней, как будто только этого и ждала. Рин показалось это подозрительным. Черт бы побрал этих шиноби с их заразительной паранойей!
- Послушай, ты мне кого-то напоминаешь. Мы случайно не знакомы?
Это было ужасно похоже на дешевый подкат, но с ней говорил не мужчина, так что Рин решила не обращать внимание на странное начало разговора, внимательно уставившись на собеседницу.
У нее была ладная фигура, короткие светлые волосы, карие глаза и родинка над верхней губой. Рин точно не встречалась с ней раньше, но ее внешность почему-то вызывала узнавание.
Стоп. Какие там приметы у двоюродной тетушки?
- Вы случайно не Кику-сан? – решила попытать удачу она.
- Случайно, да. Так кто ты, милая?
- Меня зовут Сузуран но Рин, и я ищу своих двоюродных родственников по просьбе Сэки-сана.
- Поздравляю, ты меня нашла, Сузу-тян, - улыбнулась Кику.
Рин внутренне перекосило. Из всех сокращений своего имени, это она ненавидела больше всего.
- А, эм… Аюму-сан с вами? – торопливо спросила она, стараясь скрыть свои эмоции.
- Да, конечно, - подтвердила Кику, - он ждет меня снаружи. Он будет рад познакомиться с такой очаровательной племянницей.
Чем дальше, тем меньше Рин нравилась эта женщина с сахарной улыбкой. Она чувствовала в ней какую-то фальшь, но не могла понять, зачем ей ее обманывать.
Поспешно одевшись, она выскочила из раздевалки первой… и нос к носу столкнулась с двойником Кику.
Рин безмолвно таращилась на женщину одну долгую секунду, а потом у нее в голове щелкнуло, и она быстро обернулась.
Вовремя. Фальшивая тетя уже замахивалась на нее кунаем, и Рин с трудом успела уйти с линии удара. Изловчившись, она пнула противницу по коленке, и та взвыла мужским басом.
Не теряя времени, Рин схватила предполагаемую родственницу за руку и потащила ее за собой прочь по коридору.
- Что это было? Кто ты? Кто она-оно-он такое? Почему похож на меня? Куда мы бежим? Как тебя зовут? Я Кику, - затараторила та, активно жестикулируя свободной рукой.
Вот это точно ее настоящая тетя, ошибки быть не может.
- Меня отправил к вам Сэки-сан, - выдохнула Рин, - а это плохой человек, который хочет нас убить.
За спиной раздались ругательства и подозрительный свист. Рин отпихнула тетю в одну сторону, а сама бросилась в другую. Мимо них пролетело несколько кунаев и вонзилось в стену.
- Ух ты, - только и сказала Кику, и Рин поразилась ее непрошибаемости.
- Гаара! – закричала она что есть мочи, снова потащив тетю за собой. – Яоки! Короби!
- Дорогой! – подхватила Кику, заверещав не хуже пожарной сирены. – Помогите, убивают!
В коридор хлынул песок, мешая разглядеть, что вокруг происходит. Рин остановилась и, отпустив тетю, обессиленно прислонилась к стене. В глазах неожиданно потемнело, и ей стало трудно дышать, она медленно осела на пол.

2016-02-22 в 14:07 

Рин.
There is a girl who still writes you. She doesn’t know how not to.
- Рин. Рин, ты меня слышишь?
Она слабо кивнула, по-прежнему ничего не видя перед собой.
- Гаара? – предположила она, зажмурившись. – Все хорошо?
- Угрозу устранили. Что с тобой?
- Похоже на тепловой удар, - ответила за нее тетя откуда-то слева, На лоб Рин шлепнулось что-то восхитительно прохладное. Кажется, это было мокрое полотенце. - не стоило так активно двигаться после расслабляющей ванны… Кстати о ней! Пойду-ка я искупаюсь. Я же как раз собралась это сделать, пока не появился этот грубиян. Кто его вообще пустил на женскую половину? Ну, вы тут разбирайтесь пока. Потом поговорим и познакомимся как следует.
Рин услышала удаляющиеся шаги и улыбнулась.
- Она очень странная... и совсем не испугалась, в отличие от меня.
Гаара ничего не сказал, но она и не ждала от него ответа.
Вскоре дурнота отступила, и Рин рискнула открыть глаза. Гаара стоял перед ней, переплетя руки на груди и обеспокоенно взирал на нее сверху вниз. Его волосы не успели высохнуть до конца и лежали непривычно гладко. Он был сам на себя не похож.
- Я в порядке, - сказала она ему, - скоро смогу встать. Что там с тем шиноби?
- Тебе решил отомстить один из тех двоих, с которыми ты сражалась, - по лицу Гаары было видно, что такой поступок по отношению к гражданскому лицу он решительно не одобрял. - Он скрывал чакру, поэтому мы его не засекли. Короби повел его к хозяину онсэна оплачивать причиненный ущерб, а Яоки сейчас с твоим дядей.
- Мне повезло, - вздохнула Рин, - он замаскировался под тетю Кику, но вел себя слишком неестественно и не поправил меня, когда я неправильно назвала имя дяди. Я, когда с настоящей тетей столкнулась, сообразила, что он не тот, за кого себя выдает.
- Рин, до возвращения в Суну тебя обязательно будет сопровождать кто-то из нас, куда бы ты ни пошла, - непреклонно постановил Гаара.
- Хорошо, - не стала спорить она и устало рассмеялась: – Похоже, я завела себе двух новых врагов. До Суны вы за мной присмотрите, а там уж придется мне самой как-нибудь выкручиваться…
- Там тебя тронуть не посмеют. За пределами деревни может происходить все, что угодно, но в ней безнаказанно убивать могу только я.
На лице Гаары внезапно расцвела хищная улыбка, а глаза разгорелись нехорошим огнем.
Рин завороженно уставилась на него. Таким она его еще не видела. Она знала, что его эмоции направлены не на нее, но впечатление он все равно производил жуткое.
- Тебя не тронут, - уже спокойнее повторил Гаара, вернув своему лицу привычный невозмутимый вид.
- Ну ладно… - Рин потрясенно моргнула, гадая, не почудилась ли ей его приступ ярости. - Кстати, хотела спросить… - и тут она замялась, спохватившись, что не знает, как бы поделикатнее озвучить свой вопрос.
- Что?
- Что мне можно будет рассказать деду, а что нет? – выкрутилась Рин.
- Про покушения знают или догадываются многие, - безразлично ответил Гаара, - будет даже хорошо, если ты расскажешь ему в подробностях, как тебя хотели убрать вместе со мной.
Рин стиснула зубы, стараясь справиться с разбушевавшимися чувствами, и шумно выдохнула.
- Хорошо, я поняла, - выдавила она и сняла с головы полотенце, прячя за ним взгляд, - давай уйдем отсюда. Мне уже стало лучше.
Гаара дождался, когда она встанет, и двинулся по коридору первым. Рин побрела следом, чувствуя себя отвратительно, как физически, так и морально.
- Не думай о том, чего не можешь изменить, Рин.
Она вздрогнула, но глаз от пола не подняла.
- Рин.
- Что? – пробурчала она.
- Ты сейчас врежешься в стену.
Она резко остановилась и посмотрела вперед.
Никакой стены там не было. Только Гаара, который стоял и смотрел на нее, чему-то едва заметно улыбаясь.
- И что это было? – вздохнула Рин.
- Я же сказал - стена.
- Так нужно уточнять, какая!
- Зачем, если ты все и так поняла?
Рин тряхнула головой. Похоже, правду говорят про здешние горячие источники. Они действительно удивительны, раз умудрились повлиять на Гаару так, что он начал подшучивать над ней.
- Отдохни еще, если тебе тяжело идти, - уже серьезно предложил он.
- Нет, я дойду, - рассеянно откликнулась она, и они снова двинулись по кажущемуся бесконечным коридору.
Удивительно, что мимо них еще не прошла ни одна посетительница. Наверное, сюда решили пока никого не пускать, дабы девушки не портили себе нервы видом подозрительных дырок в стенах и песка, оживленно змеящегося по полу вокруг Гаары.
- Спасибо, что так быстро пришел на помощь, - вспомнила Рин.
- Это мой долг, - Гаара глянул на нее через плечо и, подумав, добавил: - Не за что.

В холле на Рин налетело нечто темное, разбрызгивающее воду с мокрых волос. Испугаться она не успела, потому что ее просто крепко обняли. Рин заключила, что это, по-видимому, ее двоюродный дядя. Отстранившись, он внимательно оглядел ее с ног до головы и одарил белозубой улыбкой.
- Безумно рад нашей встрече, племянница! Мне зовут Аоми, но ты уже, скорее всего, это знаешь. Как же здорово, что ты смогла нас найти, несмотря на то, что мы ушли из дома! Честно говоря, не ожидал. Ты упрямая девочка, а? – он хлопнул ее по плечу. – Если б мы знали, что ты идешь к нам в гости, может, и не пошли бы никуда.
Похоже, Аоми был таким же любителем поболтать, как и Кику, если не хуже.
- Ничего страшного, - осторожно улыбнулась Рин, - я тоже рада, что встретилась с вами, Аоми-сан. Меня зовут Сузуран но Рин.
- Эх и интересно же тебя назвали. Пусть и по традиции, но более вычурно.
- Мама обожала ландыши…
- Сэки и Юри кое-что писали о тебе, но сухие строки писем никогда не сравнятся с впечатлением от личной встречи. Ты воистину свежа и прекрасна как весенний цветок! Кстати, твои любезные сопровождающие кое-что рассказали о вашем путешествии, пока мы вас ждали, но я жажду услышать все из первых уст. Как добирались? Как нашли нас? Что за неприятности вас подстерегали?
Глаза дяди оживленно разгорелись и начали переливаться, как сапфиры в солнечном свете.
Рин слегка оторопела от такого напора и не сразу сообразила, что внезапное молчание Аоми подразумевает, что он с нетерпением ждет ответа на свои вопросы, которые она, к сожалению, пропустила мимо ушей.
- Может быть, дождемся тетю Кику? - смущенно предложила она. - Я думаю, она тоже хотела бы услышать мой рассказ.
- Ах да, конечно, - дядя слегка приуныл, - она может обидеться, если мы начнем без нее…
- Кто-то говорил обо мне? – звонко поинтересовалась Кику, выйдя с женской половины. – Аоми, неужели ты пытался что-то выпытать у нашей племянницы, пока меня не было рядом?
- Ох, разумеется нет, дорогая, мы ждем тебя, - залебезил дядюшка.
Тетя смерила его недоверчивым взглядом, а потом повернулась к Рин.
- Я бы обсудила все за обедом. Тебе нужно восстановить силы, деточка, а то ты, того и гляди, снова в обморок грохнешься.
- Обморок?! – возопил дядя с тревогой уставившись на Рин, но Кику царственным жестом приказала ему замолчать.
- С удовольствием приму ваше предложение, - рассмеялась Рин.

К концу дня она чувствовала себя выжатой, как лимон. Ее гиперактивные и чрезмерно любопытные родственники взяли ее в оборот. Они хотели узнать о ее жизни в самых мельчайших подробностях и вскоре так заморочили Рин, что она с трудом помнила, что ей нужно стараться обходить скользкие темы в разговоре.
Аоми и Кику оказались весьма приятными людьми, пусть и не лишенными некоторой взбалмошности. Они сетовали, что она не смогла у них погостить, и взяли с нее обещание как-нибудь снова их навестить и попросили писать им письма.
Рин узнала, что встретились они по чистой случайности. Разговор с путешественниками просто подал тете и дяде идею посетить места, знаменитые своими горячими источниками. Они шли совсем в другое место, но свернули не туда, и в результате дорога привела их в это поселение.
Кику и Аоми предложили Рин пойти с ними, но она с сожалением отказалась. Как бы ее ни прельщала перспектива побродить по странам в их компании, время, отпущенное на отпуск, заканчивалось, и оставшихся дней хватало как раз на обратную дорогу.
Пока она общалась с дядей и тетей, ее сопровождающие тактично растворились где-то на заднем плане. Рин даже на какое-то время забыла о них. Но стоило ей начать прощаться с родственниками, как шиноби тут же выросли как из-под земли у нее за спиной, все трое, и обменялись любезностями с Аоми и Кику.
- Славные ребята, - сказал ей дядя напоследок, кивнув в их сторону, - повезло тебе с ними.
- Мальчик совершенно очаровательный, - мечтательно вздохнула тетя, - сразу видно, что сын Казекаге. Такой серьезный… ему бы отдыхать побольше. Позаботься о нем, Рин-тян.
Рин нервно хмыкнула и послушно покивала.
Прощание оставило ее уставшей и опустошенной, но в кои-то веки это были приятные чувства.
Когда отряд вернулся в номер, Рин под влиянием настроения принялась искать в своем рюкзаке блокнот с ручкой. С того дня, как ей подсыпали снотворное, она не сделала ни одной записи. Слишком уж уставала, стараясь выдержать тяготы пути. Сейчас же у нее наконец-то появилось свободное время, и она решила наверстать упущенное и заодно упорядочить в голове впечатления, полученные за последние пару недель. Она столько всего пережила, столько узнала о других людях и о самой себе...
Путешествие оказалось именно тем, что ей требовалось – встряской, которая заставила ее вырваться из замкнутого круга переживаний и взглянуть на свою жизнь под другим углом.
Отпуск близился к логическому завершению. Вскоре Рин снова предстояло ежедневно перебирать пыльные свитки и книги под бдительным присмотром деда, но эта мысль перестала вызывать у нее отторжение. Она с удивлением обнаружила, что ей хочется вернуться домой.
Этой ночью Рин проспала ровно восемь часов и не увидела ни одного кошмара.

2016-02-22 в 14:08 

Рин.
There is a girl who still writes you. She doesn’t know how not to.
08. pilgrims on a long journey - coeur de pirate | outro theme

Говорят, в путешествии есть возможность увидеть истинное лицо своего спутника.
Гааре редко давали миссии по сопровождению, поэтому он не мог утверждать, что это высказывание верное. В основном, он путешествовал вместе с Темари и Канкуро, которых знал, как облупленных, с детства, так что ничего нового он за ними не замечал. Люди же, которых их команде иногда поручали куда-нибудь отвести, как назло, попадались сплошь неприятные и пугливые, так что никакого желания знакомиться с ними поближе у Гаары не возникало. Не убивал их по дороге, и ладно.
Миссия по сопровождению Рин была глотком холодной воды после жаркого дня.
Гаара признавал, что Рин ему интересна, и полагал, что путешествие поможет ему узнать ее лучше и разобраться, что именно она из себя представляет.
Результат превзошел все его ожидания.
С тех пор, как они вышли за пределы деревни, Рин не переставала его удивлять, а выбравшись из пустыни - вообще расцвела, полностью оправдывая свое имя.
Рин была сильной. Не в физическом плане, но морально, и это помогало ей выпутываться из, казалось бы, безнадежных ситуаций. Однако, это же качество заставляло ее попадать в них с завидной регулярностью. Стоило только им потерять ее из виду, как с ней тут же что-нибудь случалось.
Сначала Гаара не придавал этому особого значения. Его больше интересовало, каким способом его запланировали убить на этот раз. Судя по назначенной миссии затевалось что-то серьезное.
Какое-то время он подозревал, что Рин может быть причастна к покушению и решил не спускать с нее глаз. Однако вскоре выяснил, что она всего лишь жертва обстоятельств и не собирается причинять вреда ни ему, ни его подчиненным.
Безопасность Рин как-то незаметно стала его личной заботой, и миссия тут была не при чем.
Рин была весьма недовольна, когда узнала, что шиноби Суны решили использовать ее, как пешку, в своих планах. Свой протест она выразила громко и четко, спутав планы заговорщиков своими непредвиденными действиями.
Поступок Рин вызвал у Гаары противоречивые чувства, и он не успокоился, пока не выяснил истинную причину ее кажущегося бессмысленным безрассудства.
Рин совершенно не думала о себе, когда нужно было сделать то, что она считала необходимым, потому что больше всего на свете она боялась душевных ран.
Смерть спутников могла нанести ей такую рану.
Гаара знал эту боль, поэтому отказался от дальнейшей конфронтации. У него не было права судить ее.
Он мог сомневаться в мотивах Рин сколько угодно, однако понимание того, что она готова рискнуть ради него жизнью, вывело их отношения на какой-то иной уровень.
Оставалось разобраться, на какой именно, и что это для него значит.
Для этого никакого путешествия уже не требовалось.
Нужно было лишь время, и его у Гаары было предостаточно.

2016-02-22 в 15:51 

Эрроу
I am better than I was. I will be better than I am. || Слабоумие и отвага!
Однозначно могу сказать, что мое ожидание того стоило ))
Повторюсь, наверное, но у тебя действительно получаются очень красивые в своей лиричности зарисовки. Тут и драма, и экшон, и юмор - о, боже, пытающийся шутить Гаара - это что-то запредельное по умилению! - всё, что нужно и в очень правильной вкусной пропорции. На них отдыхаешь )
Спасибо за ещё несколько кусочков одной из любимейших сказок, они волшебны. :squeeze:

2016-02-22 в 16:23 

Рин.
There is a girl who still writes you. She doesn’t know how not to.
Эрроу, спасибо тебе, о мой верный читатель! :heart:

думается мне, что я чуть позже выложу "Ноябрьские хроники: за кадром" о том, как работала над этой частью. больно уж много заметок накопилось, которыми хотелось бы поделиться.

мне так нравится, каким у меня выходит мир этого АУ... так и хочется развивать его дальше и больше *о*

хочется узнать твое мнение о вхарактерности персонажей, о том, логично ли все получилось, стало ли понятнее что-то о Рин.

2016-02-22 в 18:19 

Эрроу
I am better than I was. I will be better than I am. || Слабоумие и отвага!
так и хочется развивать его дальше и больше *о*
Just don't stop and do it! :gigi:
Вообще в плане отзывов я для себя уже давно уяснила, что текст надо перечитать еще минимум пару раз, чтоб сложить какое-то цельное впечатление, но раз уж скоро я все равно сижу тут и плющусь удавом по стекловате, то чому б и нет ))
Первое, что показалось другим по сравнению с предыдущей частью - это своего рода смена точки зрения. Если раньше Гаара с Рин общались, по сути, в непринужденной обстановке тет-а-тет, то теперь тут куча посторонних людей, другое окружение, много событий - и, соответственно, возможностей раскрыть что-то еще в них обоих. И ведь сработало же )) Кстати, Рин действительно расцвела вне стен Суны - имхо, у неё даже внутренний монолог стал более оживленным, не таким ровным и спокойным, как был вначале.
Немножко почесала в затылке, когда среди сопровождающих оказался именно Гаара - не, как бы сюжет и жанр само собой это подразумевали, но с другой стороны он даже в этом возрасте уже был шиноби вполне себе высокого ранга, да еще под постоянным присмотром со стороны, задания ему явно не выдавали абы какие, а тут самая простая сопроводительная миссия, да еще вроде бы не играющей особой роли Рин. Впрочем, это вполне можно списать на то, что именно он по итогу и оказался целью покушения, так что чому б и нет [2].
Интрига с родителями Рин продолжает зудить и чесать моё любопытство, но меж тем оно же явно чует там полномасштабную такую драму, не хуже чем у Гаары. Перелистала первую часть, попытавшись прикинуть примерное время, но потом поняла, что из кусочков это складывать куда как интереснее )) Люблю калейдоскопы )
Ну вот сумбурно как-то так, может, завтра еще чего-нибудь помозгую )

2016-02-22 в 21:46 

Рин.
There is a girl who still writes you. She doesn’t know how not to.
Первое, что показалось другим по сравнению с предыдущей частью - это своего рода смена точки зрения. Если раньше Гаара с Рин общались, по сути, в непринужденной обстановке тет-а-тет, то теперь тут куча посторонних людей, другое окружение, много событий - и, соответственно, возможностей раскрыть что-то еще в них обоих. И ведь сработало же )) Кстати, Рин действительно расцвела вне стен Суны - имхо, у неё даже внутренний монолог стал более оживленным, не таким ровным и спокойным, как был вначале.
самый первый вариант черновика был написан от первого лица :facepalm: потом я вдруг решила поэкспериментировать со стилем и все пришлось переписывать заново х)
я рада, что мне удалось передать эмоции и развитие отношений. мне упорно кажется, что текст написан весьма отстраненно и чувства персонажи выражают очень сдержанно, но может это я все горюю о первом черновике. по сравнению с тем что творилось в нем все прочее по умолчанию безэмоциональное :laugh:
первые два куска я дотошно шлифовала согласно эксперименту со стилем. дальше уже меняла все как придется. долго примерялась то к тому куску, то к другому... в результате мне уже надоело сидеть на тексте, и я выложила его каким получился)

задания ему явно не выдавали абы какие, а тут самая простая сопроводительная миссия, да еще вроде бы не играющей особой роли Рин. Впрочем, это вполне можно списать на то, что именно он по итогу и оказался целью покушения
честно говоря, я развила идею, использованную в анимешном филлере (182 серии), где Гаару впервые показали не в команде с Темари и Канкуро. там его назначили командиром над Яоки и Короби на совместную миссию с коноховской командой №7. это было вскоре после чуунинского экзамена.
по моей теории совет старейшин после гибели Казекаге, скажем так, пришел в ужас. Казекаге был единственным человеком, который мог как-то сдержать Гаару. Теперь же его не стало, и Гаара, по мнению совета, стал серьезной угрозой для и так пострадавшей деревни. совет решил, что его точно нужно устранить, пока не поздно. так как после нападения на Коноху ряды шиноби Суны изрядно поредели, способных людей стало едва хватать. совет воспользовался этим и разбил команду детей Казекаге и назначил каждого из них командирами над рядовыми шиноби. это же позволило изолировать Гаару от брата и сестры и исключить их возможную помощь ему. в 182 серии на Гаару было совершено покушение несколькими спецотрядами шиноби Суны. ему в какой-то степени помогла справиться с ними команда №7. Наруто совет не учел х)
в моем фанфике покушение решили совершить вторично, по более хитрой схеме. но в этот раз не учли Рин)

Интрига с родителями Рин продолжает зудить и чесать моё любопытство, но меж тем оно же явно чует там полномасштабную такую драму, не хуже чем у Гаары.
да нет... там все печально, конечно, но не так, чтоб слишком драматично. история довольно простая.
что ты смогла понять про них из 100 фактов о Рин и из цикла? у меня-то в голове все есть, я не знаю, сколько видно со стороны. могу заполнить пробелы, если хочешь. я не уверена, что буду про них писать в фанфиках, так что это может так и остаться интригой)

2016-02-23 в 19:40 

Эрроу
I am better than I was. I will be better than I am. || Слабоумие и отвага!
от первого лица
Ты нереальный храбрец :gigi: Не то что бы я не любила такую манеру повествования, но на моей памяти действительно хороших таких текстов раз-дваи обчелся. Это крайне сложно, на самом деле ))

мне упорно кажется, что текст написан весьма отстраненно и чувства персонажи выражают очень сдержанно
Ненуачо Такое есть, но опять же лично меня это не царапало ни капли. Во-первых, твой рисунок текста сам по себе очень спокойный и мягкий, тут априори было бы странно видеть страсти-мордасти, взрывы характеров, треск эмали на зубах от поцелуев и тому подобную радость - ноуп, нинада )) Во-вторых, сама Рин по своему темпераменту вполне себе такой отстраненный флегматик, которому комфортно существовать в довольно нешироком диапазоне условий. А если прибавить сюда еще и недавние события с родителями, то вообще никаких вопросов о её своеобразной эмоциальной скорлупке и не возникает. Ну и в-третьих, сам Гаара. Гаара и эмоции... кхм, да :gigi:

в результате мне уже надоело сидеть на тексте, и я выложила его каким получился)
Ну и славбогу, как говорится )) Я в этом плане вообще текст не люблю мариновать. Пару раз перечитала готовый вариант, косяки подправила - всё, отправляйся в самостоятельное плавание, дорогой, пусть теперь над тобой моя бета рыдает.

совет воспользовался этим и разбил команду детей Казекаге и назначил каждого из них командирами над рядовыми шиноби. это же позволило изолировать Гаару от брата и сестры и исключить их возможную помощь ему. в 182 серии на Гаару было совершено покушение несколькими спецотрядами шиноби Суны. ему в какой-то степени помогла справиться с ними команда №7. Наруто совет не учел х) в моем фанфике покушение решили совершить вторично, по более хитрой схеме. но в этот раз не учли Рин)
Воооот оно как. Припоминаю я этот филлер, кстати. Ну тогда всё, вопрос снимается с повестки дня, логично же )) Вообще на месте совета я бы побольше присматривалась к тому, не кого Гаара убивает и калечит, а кто после встречи с ним (а еще и не одной!) остается в живых - прекрасный показатель же и рычаг воздействия ))) Два в одном, идут со скидкой.

что ты смогла понять про них из 100 фактов о Рин и из цикла?
Вообще у меня возникло ощущение, что её родители погибли неспроста. Но, может быть, это изначальная паранойя самой Рин, впервые сунувшейся в путешествие вместе с шиноби, так подействовала. Шпиёны, везде шпиёны. И пора бы уже мне отучаться видеть в любой ожп мери-сью, однозначно пора ))
В принципе, про них особо-то отдельная история и не требуется, с учетом разговорчивости Рин она вполне может обронить пару фраз в духе "упал-очнулся-гипс", и все станет понятно. Это я утрирую и стебусь, конечно, но смысл ты уловила, думаю :gigi:

2016-02-23 в 21:37 

Рин.
There is a girl who still writes you. She doesn’t know how not to.
Ты нереальный храбрец
я тоже так подумала, когда первый раз перечитала сие творение целиком х)
при написании от первого лица очень легко уйти в эмоциональные переживания и мысли этого самого лица. даже не знаю, что бы у меня вышло в итоге, если бы я не взялась переделывать текст.

Вообще у меня возникло ощущение, что её родители погибли неспроста. Но, может быть, это изначальная паранойя самой Рин, впервые сунувшейся в путешествие вместе с шиноби, так подействовала. Шпиёны, везде шпиёны. И пора бы уже мне отучаться видеть в любой ожп мери-сью, однозначно пора ))
В принципе, про них особо-то отдельная история и не требуется

Вот сказать или не сказать?
Я пока точно не знаю, о чем я упомяну в 3 части, а о чем нет. Ее формат, кстати, будет - 50 предложений на заданный список тем (Дзета отсюда). Буду экспериментировать в заданных условиях...
Кхм. Ладно, сделаю пару намеков х)
Главный ключ к "интриге" мамы Рин - красно-рыжие волосы. По этому можно понять, почему она путешествовала, и почему за ней кто-то гонялся. Однако дело не в каких-то заговорах, тут просто шкурный интерес.
Рин тайну мамы не знала. Часть правды выяснилась незадолго до того, как Хану убили, однако это лишь оставило Рин в недоумении, с кучей вопросов без ответа и с паранойей, что за ней тоже кто-то может начать гоняться, а она даже не будет знать толком, зачем этому кому-то будет нужна. Так что Рин предпочитает молчать или говорить обтекаемо на темы, связанные с мамой.
В смерти отца никакой интриги нет. Он просто погиб, когда сражался с шиноби Конохи во время срыва чуунинского экзамена.
Я очень стараюсь, чтобы Рин не была мери-сью. Не знаю уж, насколько у меня это получается...
А что, гибель родителей по таинственным и важным причинам это признак мерисьюшности? х)

Если что, выложила свои заметки о НХ.

2016-02-24 в 06:13 

Эрроу
I am better than I was. I will be better than I am. || Слабоумие и отвага!
Главный ключ к "интриге" мамы Рин - красно-рыжие волосы.
*посидел, подумал* Дануладна! уж не

А что, гибель родителей по таинственным и важным причинам это признак мерисьюшности? х)
Не, отголосок мерички тут был бы, если бы Рин унаследовала от мамы что-то эдакое-особенное, чего ни у кого другого нет. Это первый и самый главный признак любой мери-сью, насколько я знаю - она уникальная, у неё есть некие особенные силы, какие ни у кого больше не встречаются, ну и плюсом идет поголовная любовь к ней всех и вся, хотя это не обязательно.
А Рин вполне обычный, "серенький" человек, выделяется лишь своим умением смотреть и видеть куда глубже, чем обычные люди, поэтому, имхо, Гаара и позволил её приблизиться больше, чем другим.

2016-02-24 в 08:52 

Рин.
There is a girl who still writes you. She doesn’t know how not to.
Дануладна!
читать дальше

Рин выделяется лишь своим умением смотреть и видеть куда глубже, чем обычные люди, поэтому, имхо, Гаара и позволил её приблизиться больше, чем другим.
да-да-да :shy:

2016-02-24 в 09:59 

Эрроу
I am better than I was. I will be better than I am. || Слабоумие и отвага!
мне показалось, что по упоминанию цвета волос сразу все будет понятно
Ну я же птица говорун, блин, которая отличается умом и сообразительностью, ага пять раз :facepalm:
Хотя на моей памяти не все рыжеволосые в каноне из клана Узумаки )) Тот же Гаара хотя бы ))

Хохохо, какие интересные перспективы
*устроился на кресле поудобнее, вытащил оливку из мартини* Жгите, автор, не останавливайтесь!

2016-02-24 в 12:22 

Рин.
There is a girl who still writes you. She doesn’t know how not to.
Эрроу, Тот же Гаара хотя бы ))
Или Сасори х) Но изначально уже известно, откуда они родом.
меня в свое время очень впечатлила история клана Узумаки, так что, как только в каноне появлялся какой-нибудь красноволосый персонаж, я начинала спекулировать вместе с друзьями, не относится ли он к клану) помню, мы очень радовались, когда оказалось, что мы правы насчет Нагато.
если ты подобным не занималась, ты легко могла пропустить эту зацепку х) это для меня она очень многое значит.

2016-02-24 в 14:49 

Эрроу
I am better than I was. I will be better than I am. || Слабоумие и отвага!
если ты подобным не занималась, ты легко могла пропустить эту зацепку х)
Просто, как показывает практика, я порой бываю не слишком внимательным читателем, потому что по самые уши плюхаюсь всеми мыслями в героев и сюжет :crzjump:

меня в свое время очень впечатлила история клана Узумаки
О, я тебя прекрасно понимаю, потому что всплеск моей любви к уникумам из этой деревни совпал с моментом, когда я, едва досмотрев аниме до тогда еще онгоинга, плавно переползла на мангу и в аккурат попала на встречу Наруто с матерью с помощью чакры Курамы и последующим флешбеком про Кушину и Мито. Короче, меня плющило и мазало по всем горизонтальным поверхностям от ЫЫЫмоций.
Помнится, после арки с Пейном я недели три упарывалась, с высунутым языком вырисовывая родословное древо Рикудо и пытаясь понять, где чей клан и кто кому потомок :lol: И с негодующими воплями "Где Хьюги, мать вашу?!" долбила тапком по столу, потому что туда в то время ну никак не вписывался прародитель клана с бьякуганом. Представь только мой ор до Китая, когда вышел каноничный The Last с историей про братца Рикудо :crzfan: I was right mazafaka!!!
Кстати, может, не в тему, но не могу не спросить. Что ты думаешь о мувике про Боруто и о слухах, что этот прекрасный вьюнош может быть сыном Гаары или в некоторых вариациях Канкуро?

2016-02-24 в 15:54 

Рин.
There is a girl who still writes you. She doesn’t know how not to.
Что ты думаешь о мувике про Боруто и о слухах
Мне почему-то кажется, что Шинки родня третьего Казекаге (та же манера использовать магнитный кеккей генкай), а к детям четвертого не имеет никакого отношения. Про личную жизнь Гаары и Канкуро, конечно, ничего не известно, но я думаю, если бы между ними была какая-то связь, об этом бы упомянули хотя бы вскользь. Как про родителя того же Митсуки х)
Что до мувика... Он очень слабый. Боруто меня раздражал практически весь фильм. Драки все неправдоподобные какие-то были. Полюбовалась на повзрослевших героев основной серии и только)

про рисование родословных - ну ты крута х) я до такого не доходила))

2016-02-24 в 16:23 

Эрроу
I am better than I was. I will be better than I am. || Слабоумие и отвага!
Про личную жизнь Гаары и Канкуро
А сегодня, дети, мы поговорим о ереси невиданной вещи под названием Гаара Гайден :lol:
Ввиду того, что этот гайден не укладывается ни в один из известных мне и любимых хэдканонов, то ну его в сад, ей-богу. Я ждала его перевода с таким трепетом, а оно... :hamm:

2016-02-24 в 17:26 

Рин.
There is a girl who still writes you. She doesn’t know how not to.
Эрроу, о, я очень опасалась выхода этой новеллы. потом, как она появилась, сквозь пальцы быстро-быстро посмотрела содержание ее глав на английском. меня не впечатлило, так что я решила благополучно о ней забыть.
ЗАЧЕМ ТАМ ОПЯТЬ ШАРИНГАН?!!
боже, его куда ни попадя суют. мне это так надоело уже... испорченный, не испорченный, украденный, сыворотки, вытяжки из него. фууу.
Я знаю, что конец там очень открытый. Да, Шиджима поклялась служить Казекаге, да, между ними вроде появилась симпатия, но ничего конкретного нам не сказали.
я просто не хочу думать об этой новелле =_=
я лучше новых хэдканонов напридумываю х)

2016-02-24 в 17:35 

Эрроу
I am better than I was. I will be better than I am. || Слабоумие и отвага!
я просто не хочу думать об этой новелле =_= я лучше новых хэдканонов напридумываю х)
Наш чувак! :squeeze:
ЗАЧЕМ ТАМ ОПЯТЬ ШАРИНГАН?!!
Потому что гладиолус (с) Терпеть не могу открытые финалы, тем более такие. Так что, да, твой Гаара куда круче и канонней )) Алюминь!

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

[per aspera ad astra]

главная